Category

Политика и общество

Category

Наша гостья Христиана Залевская, журналистка и эмигрантка, рассказывает о том, как это — быть человеком с нетрадиционной сексуальной ориентацией в современной России, быть ЛГБТ-эмигрантом, чувствовать вину за эмиграцию и ненависть-любовь к покинутой родине.

Согласно последним оценкам Всемирного экономического форума (ВЭФ), Руанда по индексу гендерного разрыва занимает 9-е место в мире, а Швейцария — только 18-е. Таких результатов страна в Африке добилась не просто так, а в результате последовательной реализации реформ и законодательных актов.

Одна из крупнейших скотобоен Европы находится в небольшом немецком городе Реда-Виденбрюк. Его жительницы много лет пытались привлечь внимание общественности к процветающим на предприятии нарушениям трудового законодательства, но их никто не слушал.

В космосе побывали порядка 50 астронавток из Америки и всего 4 российские космонавтки. Мужчины уверены, что женщинам в полетах мешают месячные. Но, кажется, нашим соотечественницам мешает что-то совсем другое.

Российская действительность из комедии абсурда стремительно превращается в Гилеад, средневековую диктатуру с повешенными на столбах. Помните, как там все начиналось у Марагарет Этвуд в «Рассказе служанки»? Кажется, с вируса.

Жительницы Великобритании добиваются рассмотрения отложенного парламентом законопроекта «о грубом сексе», который еще называют «защитой 50 оттенков серого».

Одна моя подруга получает выплаты на дочь от бывшего мужа в размере 1500 рублей. Задолженность по алиментам в России, по данным Росстата, на 2019 год составила более 150 миллиардов рублей. Какой же выход? Изменение законодательства в сторону поддержки материнства и детства.

Коронавирус вернул женщин туда, где им так хорошо: домой, к семье, на кухню. Британская пресса пишет о домохозяйках, которые наконец-то смогли собственноручно отдраить унитазы и испечь кексы своим мужьям. Но счастливы далеко не все.

Наш журнал пытается привлечь внимание мировых СМИ к проблеме домашнего насилия в России — мы подготовили статью для международной платформы Global Voices. Для тех, кто не успел ее прочитать на английском (китайском, арабском, греческом и еще 5 языках), перепечатываем на русском.

Светлана Нартахова, кураторка пространства «Рёбра Евы» и бариста коворкинга «Симона» в Санкт-Петербурге — о связи чашки кофе с политикой и социальным устройством кофейного бизнеса и о том, как пить честный кофе, не работая на капиталистическую систему.

Германия, Дания, Финляндия, Норвегия, Новая Зеландия, Исландия, Тайвань — что общего у этих стран? Они успешнее других борются в коронакризисом. А еще — их возглавляют женщины. Аналитики увидели между двумя этими обстоятельствами прямую связь

Мы продолжаем публикацию материала о матриархате. В первой части речь шла о том, что такое матриархат и чем он отличается от патриархата, мы коснулись истории и жизни современных матриархий. Вторая часть будет о самом матриархате: его политике, экономике, главных ценностях и сексе.

Нет насилия, нет бездомных детей, пожилые люди окружены заботой, все люди — братья, вернее, сестры. Как выглядели матриархальные общества прошлого и что представляют собой современные матриархии?