Author

Юлия Куфман

Browsing

Периодически встречаю в ленте рассуждения про непреодолимое влияние женщин на импульсивных и невоздержанных мужчин: мол, это все они, женщины; они сами, своими репликами, действиями и бездействием мужей доводят до рукоприкладства.

Итак, впервые с игнором и бойкотом близкого человека я столкнулась уже взрослой, мне было 22. Мой первый муж мог вдруг замолчать без всяких объяснений, не отвечать на мои вопросы, проходить сквозь меня, толкая плечом, выключать свет, выходя из комнаты, в которой я, например, сидела читала, или, наоборот, включать его рано утром, когда он начинал собираться на работу, а я ещё спала.

Увлеченно наблюдаю сейчас в ближнем круге за спортивным состязанием — перетягиванием каната с мужем в роли каната. Муж решил, что дома его мало ценят и плохо понимают, и объявил, что уходит туда, где его любят, ждут и воспринимают таким, какой он есть. Объявить-то объявил, но вещи собирает оооочень медленно.

Девочка когда-то очень любила пирожные с кремом. И слоеные. И с орехами. Ужасно радовалась, когда собиралась их покупать, красиво накрывала стол, заваривала вкусный чай, и в хорошей компании эти пирожные съедала. Впрочем, иногда позволяла себе побаловаться пирожным и без компании, в одиночестве.

Наблюдаю с удивлением, как, оказывается, многие женщины верят, что надо мужчине просто объяснять, что домашний труд не является чисто женским, что его надо делить пополам, просто надо договариваться на берегу, что уход за ребенком — поровну, и всякие другие розовые пони.

Подружкин муж обожал делать сюрпризы. Наверное, это у него из детства, вся семья у него была этим ударенная, с отвращением говорила подружка. Собраться за общим столом, вручать друг другу коробки и, повизгивая, смотреть, как все эти коробки вскрывают.

Для восстановления роста населения России нужно, чтобы женщины стали больше рожать. Для женщин же это не лучшее решение: каждые роды — огромная нагрузка на организм, высокий риск для жизни и здоровья, который увеличивается с каждым следующим ребенком.