Наша гостья Жанна Шульц рассказывает о том, как прекрасно быть стрекозой и любить танцевать.

Муравей бесил меня, сколько я себя помню. Тот, который из басни, зануда и морализатор.  Сам не жил и за других радоваться не умел. Даже и хорошо, что он стрекозе не помог. Красивая женщина с легким характером всегда найдет выход из положения. А прими она тогда помощь от муравья – тут 100% в итоге все вылилось бы в токсичные отношения.

 А дальше бы началось: он постоянно ворчит о непомерных тратах —  у нее началась депрессия. Он ей предлагает трудотерапию в огороде вместо психолога, танцы – это не профессия, иди учи бухучет. Она пьет по вечерам вино в одиночестве. А там еще его мама из дальнего муравейника приехала, смотрит неодобрительно, поджав челюсти, чем эта вертихвостка крылатая ее сыночку кормит.

Да ну нафиг. Лучше поголодать, сколько там той зимы.

 Только поверхностный муравей или человек может сказать, что танцевать – это легко. Это или аццкий труд, или талант от Бога. А чаще и то, и другое. Вон, гугл говорит нам, что при танцах расходуется от 200 до 450 ккал в час (я это прочитала лежа на диване (77калл/ч)). А талант и вовсе дан не всем. Мне вот – не дали. Таланта вышивать шелком, валять из шерсти, плести из бисера, петь сопрано, рисовать красками тоже не дали, но почему-то обидно только за танцы.

Но не уметь это не значит не танцевать! И сейчас я вам поведаю свои самые выдающиеся  достижения.

Началом моей танцевальной карьеры я считаю утренник в честь 8 марта в старшей группе детского сада номер 5. Мероприятие проходило несколько скомкано: артистов косил ОРВИ, лучшие из нас отправились домой в соплях, давиться горячим молоком с пенками.

Но праздник состоялся, назло всем бактериям. И кульминацией на нем был украинский танец «Гопак».  Танцовщиц катастрофически не хватало. Помню, воспитательница долго оценивающее смотрела то на меня, то на моего одногруппника Андрюшку, потом тяжело вздохнула, напялила мне на голову венок с разноцветными лентами и велела танцевать тихонечко и стоять во втором ряду.

Мне было всего 6 лет, но я чувствовала нутром, что гопак нельзя танцевать тихонечко. Это против природы. Гопак надо танцевать как в последний раз. Это страсть, это вызов, это нечто среднее между поединком тушканчиков за лучшую норку и брачными играми трясогузок.

Мои пятки в белых чешках вбивались в пол со звуком, заглушающим музыку. Ленты взмывали в потолок при каждом подскоке, которому позавидовал бы любой кенгуру. А девочки из первого ряда сами расступились передо мной в благоговении. Ну или потому, что мои ноги вскидывались до небес и попадали им под зад. И главное, что я усвоила на репетициях: артисты должны улыбаться зрителям. Тут я тоже старалась.

Зрители рыдали, папа сказал, что это от восторга.

Мой пубертат пришелся на ранние 90-тые.  На школьных дискотеках крутили Ace of Base, Кар-мен, Мальчишник, а сверху, как майонез на салате,  – «Чернокожий парень» Агутина.  Никто не переживал о содержании песен, возрастных рейтингах, психотравмах и прочей фигне. Впрочем, сама жизнь вокруг тогда была с рейтингом 18+.

Но вернемся к танцам. В этом плане мне повезло – под все вышеописанное искусство дамам было достаточно просто томно раскачиваться в хаотичном порядке, переступая ногами и периодически выставляя локти. Вид при этом нужно было иметь равнодушный и не забывать жевать жвачку. Танцующие выстраивались кружком, в середине обязательно стояли сумки. Такие танцы были доступны всем: сиамским близнецам, лицам, глухим от рождения, медведям-шатунам и мне. Поэтому комплексов, что я как-то не так танцую, у меня не было.

Выпускной тоже был отмечен моим танцевальным талантом.

Скучища, помню, стояла смертная, как и жара. Администрация нашего маленького города вещала выпускникам о вечном с трибуны, а дедушка Ленин ласково смотрел на нас с постамента и недвусмысленно указывал рукой в сторону городского вокзала.

Когда наконец-то выпустили воздушные шары в небо (тогда еще никто не знал, что ими давятся птицы и самолеты), заиграл какой-то ужасно слезовыжимательный вальс про школу. И вот тогда, по сценарию, должен был настать звездный час скромных тургеневских девочек с косами до пояса и хороших мальчиков, струсивших в свое время сказать «нет» мамам, отправивших их учиться хореографии. По тому же сценарию остальные корявые неудачники должны были стоять и взирать на прекрасное.

Но мы с друганом-одноклассником Максом переглянулись, подбоченились и молодыми горными козлами заскакали по площади, станцевав одновременно вальс, сальсу, буги-вуги и, возможно, рэп. Наш класс с готовностью взревел от восторга и высыпал паясничать следом. Торжественность момента пошла по ж…пе. Где-то на ламбаде нас с Максом настиг уже бывший завуч и велел дыхнуть. Но что он мог нам сделать? Написать в дневнике «Были безобразно пьяны от молодости и свободы?»

В середине 2000-ных на свадьбах считалось модным удивлять родню первым танцем молодоженов.  К сожалению, моего будущего мужа обидел тот же самый медведь, который вдоволь потоптался на мне.  После долгих размышлений мы решили, что танцу на свадьбе быть, но без помощи профессионала в нашем случае не обойтись. Так в этой истории появился хореограф Олег.

Олег нам очень обрадовался.  Он мысленно уже закрыл нами ипотеку, а на сдачу поехал в отпуск на Бали. Пришли мы только поздно, конечно, до свадьбы каких-то полгода осталось.

После первого урока мы шли домой молча, с прямыми спинами, ноги в первой позиции, тянем носки. Мой будущий муж задумчиво рассуждал, можно ли заплатить хореографу Олегу, чтобы тот станцевал вместо жениха на свадьбе.

-Между вами разница 30 кг, кабанчик мой — мягко и деликатно напомнила я личинке главы семьи, – Только слепой не заметит подмену. А вот если одеть на Олега фату…

Олег действительно оказался хорошим хореографом, возможно, он раньше работал в цирке дрессировщиком.  Через полгода мы вполне сносно станцевали на свадьбе (вполне сносно – это никого в процессе не затоптали, со столов ничего не смахнули, и никто не ржал в голос во время танца).

С тех пор я танцую регулярно, когда никого нет дома. Включаю Муз-ТВ, занавешиваю окна, закрываю дверь на ключ. Каждый раз моя кошка думает, что настал конец света, хозяйка сошла с ума, открывать консервы с кормом больше некому, а-а-а-а-ааа, мы все умрем. Поэтому она с перекошенной мордой бегает по шкафам и диванам и периодически мне подвывает. Но я все равно танцую. И сальсу, и ламбаду, и вот это вот все стильное-молодежное.

Стриптиз только не танцую. Не мое это. Сколько раз пробовала – все равно Гопак получается.