Несмотря на то, что большую часть населения России составляют женщины,  в законодательной и в исполнительной власти они почти не представлены.  По данным Росстата на 2021 год,  в Госдуме  женщины составляют всего 16 % (72 места из 450), а в правительстве – всего одна женщина: министр культуры Ольга Любимова.

Ко всему прочему, многие из тех женщин, что есть в органах власти — часто продвигают консервативную повестку, а совсем не феминистскую. А есть ли в России партии, которые представляют интересы женщин?

Мы решили запустить цикл статей о деятельности российских политических партий и  фракций с фемповесткой. Чтобы наши читательницы имели возможность узнать своих возможных представительниц в лицо, а также поближе познакомиться с их политической программой и деятельностью.

И сегодня наша гостья  — Галина Михайловна Михалева, председательница Гендерной фракции, член Федерального совета партии ЯБЛОКО, профессор РГГУ, доктор политических наук, ассоциированный профессор Бременского университета.

1.Зачем вы пошли в политику, как  это получилось? Как стали главой фемфракции?

Приход в политику для меня начался  с правозащитной деятельности.  Я была председательницей свердловского «Мемориала», основательницей правозащитного центра «Мемориала»,  и это естественным образом привело в политику. Конкретнее — в  объединение «Яблоко», которое потом стало партией.

Гендерную комиссию в партии  я решила создать в 1998 году, когда выяснилось, что наши депутаты представления не имеют о гендерном равенстве. Когда в 2006 году в партии появились фракции, комиссия стала называться Женской фракцией, а сейчас она называется гендерная. Было очень сложно продвигать эту тематику в партии, но сейчас это направление считается неотъемлемой составной частью «Яблока». Наша фракция входит в женские организации Либерального интернационала и Европейского Альянса либералов и демократов за Европу. Во фракции состоят не только женщины, но и мужчины.

2. Какие основные задачи  перед собой ставит гендерная фракция «Яблока»?

Основные задачи – программные разработки, взаимодействие с органами власти, поддержка НКО, уличные акции, защита прав женщин, просветительская деятельность. Во фракции есть и группа, занимающаяся правами ЛГБТ. Уже в 2003 году мы разработали часть партийной программы «Равные права и возможности для мужчин и женщин», этот раздел совершенствуется, как и разделы избирательных программ.

Гендерная фракция «Яблоко»

3.Как прошли первые выборы фемфракции в муниципальные депутаты?  Что они показали?

Участницы партии и члены фракции баллотируются на выборах разных уровней. Не только в муниципальные депутаты. .Для примера удачных выборов назову фракцию в Законодательном собрании Карелии, депутаток городских собраний в Новгороде, Перми и большое число муниципальных депутаток в разных регионах России.

4.Будут ли участницы вашей партии баллотироваться я осенью в Госдуму?

Обязательно, многие уже заявили о том, что идут на выборы. На съезде, где будут выдвигать кандидатов, наша фракция будет настаивать, чтобы женщин было  представлено от «Яблока» не менее 30%.

6.Нужны ли гендерные квоты в правительстве на ваш взгляд и почему?

Гендерная квота нужна во всех органах власти и советах директоров крупных фирм. Международный опыт показывает, что гендерный паритет повышает эффективность и в политике, и в бизнесе.

7. Какова на ваш взгляд общая  ситуация в России с продвижением  законов по защите прав женщин: принятие стамбульской конвенции, создание алиментного фонда,  принятие закона о домашнем насилии, равной оплате труда и так далее? Насколько мы далеки от их принятия?

В России никакой законодательной базы о правах женщин, кроме 19 статьи Конституции, нет. Закон о госгарантиях гендерного равенства лежит в Думе с 1995 года. И, наоборот, принимаются законодательные акты, ограничивающие права женщин: декриминализация побоев, «неделя тишины» перед проведением операции аборта. Пока доминируют консервативные представления, шансов на принятие перечисленных законов нет.  В комитетах сидят советники – из РПЦ, которая выступает за традиционные роли женщин, полный запрет абортов, против закона о домашнем насилии. А депутаты открыто практикуют харассмент и городятся этим.

8. На ваш взгляд, почему  Россия, страна, где женщины первыми получили все основные права, на данный момент сильно откатилась в этом направлении назад и занимает последние места по индексу гендерного равенства?

Не первыми, а  уже после Новой Зеландии и Австралии. И далеко не все права, а только формальные. А все формы дискриминации сохранились – от трудовой, социальной и политической сферы до доминирования гендерных стереотипов в образовании, воспитании и культуре. В авторитарных режимах всегда в большей или меньшей степени ограничиваются права женщин. Политика гендерного равенства практикуется только в демократиях. Демократического режима в России пока нет и не было.

9.Что можно сделать, чтобы  изменить ситуацию прямо сейчас?

Ситуация меняется, только очень медленно, по мере того, как изменяется общество. Проблема в том, что сейчас госполитика противоречит меняющимся общественным настроениям, связанным с осознанием необходимости защиты прав женщин.  И это тормозит перемены.

А делать можно то, что делаем мы и – женские и ЛГБТ-организации. Искать союзников во власти. Чаще выступать в СМИ, добиваться изменения образовательных программ. Действовать солидарно.

10. На ваш взгляд, готово ли российское общество к женщине-президенту?

Да, конечно. Это показывают и опросы общественного мнения. ( Примечание редакции — по данным ВЦИОМ 68 процентов россиян не хотят видеть женщину-президента — взято здесь). Но надо учитывать и тот факт, что  женщина — президент может быть и в достаточно консервативной стране. Как, например, Беназир Бхутто в Пакистане.

11.Ваше отношение к проекту Единой России «Крепкая семья»? 

Это потемкинские деревни.  Нужно делать конкретные шаги: повышать в разы детские пособия, открывать ясельные группы и детские сады, вводить декретный отпуск  для пап, принимать закон о домашнее насилии, учреждать алиментный фонд и т.д. Единая Россия не понимает проблемы, для них главная задача – демографическая, а женщина воспринимается только с репродуктивной точки зрения.

12. Нужно ли, на ваш взгляд,  государству призывать женщин рожать? Или в свете  миллионов рублей задолженностей по алиментам, отсутствию законов о домашнем насилии, низкой заработной плате у женщин и статистике разводов – это довольно безответственное занятие?

Призывать – бессмысленно, запрещать аборты – преступно. Нужно создавать условия для комфортного существования родителя (-ей) и детей.

13.Феминизм становится понемногу в России мейнстримом – с чем вы это связываете?

К сожалению, пока еще нет. Женские НКО признаются иностранными агентами.  Только начали появляться фемгруппы среди молодежи, но их пока мало, у них нет политического и гражданского опыта, они «варятся в собственном соку». Но это естественно. Понимание приходит только со временем и опытом. Но уже очень хорошо, что началась новая волна феминизма в нашей стране, отчасти – под влиянием того, что происходит в мире: политика гендермейнстиминга, движение MeToo и так далее.

14.Каким вы видите будущее своей фракции? Какие стоят перед вами глобальные задачи?

Будущее фракции зависит от будущего партии, которое в нынешних условиях не очевидно. Задачи – увеличивать число женщин в органах власти, в руководящих органах внутри партии, продвигать свои идеи, влиять на принятие политических решений, защищать права женщин и женских организаций, укреплять связи с женскими организациями, заниматься просвещением.

Write A Comment