В патриархальном обществе устоялся взгляд о том, что только мама может дать ребенку то, чего не может ни один папа. «Папа может все, что угодно, только мамой не может быть». Но действительно ли материнская связь с ребенком крепче, чем отцовская?

«Маму ребенку никто не заменит. Между мамой и ребенком существует таинственная связь», — эти убеждения тиражируются уже много веков подряд и, конечно, льстят женскому самолюбию. Ведь родительство — это одна из немногих сфер, где женщины чувствуют себя увереннее и авторитетнее мужчин. И эту сферу многие женщины сами не хотят делить с мужчинами. Это такой вариант компенсации за насмешки над женщинами во всех остальных областях жизни.

Но вот в чем штука — эти убеждения, становятся одной из причин того, почему именно мама, а не папа, возьмет отпуск по уходу за ребенком. Уйдет на больничный. Ляжет с ребенком в больницу. И, конечно, будет обвинена во всех смертных грехах, если с ребенком случится беда  или же он сам учинит неприятность.

Понимание нужд младенца напрямую связано с количеством времени, которое родитель провел с ребенком. То есть, умение понимать ребенка не зависит от пола.

Между тем в быстро меняющемся обществе, какие есть основания для того, чтобы полагать, что матери «больше подходят» для ухода за своими детьми, чем отцы? Якобы, у женщин есть то, чего у мужчин нет — некий загадочный «материнский инстинкт», неотъемлемая часть женской биологии.

Но вот что об этом говорят научные данные.

«Дородовая связь» существует не только между матерью и ребенком

Некоторые ученые утверждают, что отношения между родителями и детьми могут начаться еще до рождения. Они утверждают, что такое «дородовое связывание» — чувство связи с нерождённым ребенком — является важным предиктором отношений между младенцем и матерью. Однако фактические данные, связывающие чувства к ребенку во время беременности с постнатальным поведением, противоречивы, поэтому непонятно, как такие чувства влияют на последующие отношения и влияют ли они вообще.

Но даже если это так, другая проблема состоит в том, что большая часть исследования в этой области была проведена с матерями. Тогда как сегодня становится все очевиднее — такая «дородовая» связь может существовать не только между мамой и младенцем, но и между папой и малышом, а наличие беременности не единственный фактор, который позволяет сформировать эту связь — это знают те, кто детей усыновил или же те, чьего ребенка носила и рожала суррогатная мать.

Окситоциновая связь у отцов

Окситоцин, обычно называемый гормоном привязанности, как известно, выделяется в больших количествах во время родов и грудного вскармливания, чтобы помочь регулировать материнские связи у млекопитающих. Но отцы тоже испытывают рост окситоцина, как и  матери, в результате взаимодействия со своими детьми. Существуют различия в типах материнского и отцовского взаимодействия, которые вызывают рост окситоцина. У мам окситоцин повышается, когда они глядят в глаза ребенка, ласково прикасаются к нему, слышат, как ребенок «гулит» и воркуют с ним сами.

Отцы испытывают прилив окситоцина, когда переносят своего ребенка с места на место, например, гуляют с ним по комнате, показывают и рассказывают ему об окружающем мире. Впрочем, такая разница может быть обусловлена и тем, что достаточно данных о связи между ребенком, матерью или отцом собрать не получается — исследователи испытывают трудности с поиском достаточного количества домохозяйств, где отцы играют роль основного опекуна. Поэтому, судить об отличиях взаимодействия детей и отцов и детей и матерей пока невозможно.

Но насколько хорошо отцы понимают потребности своего ребенка по сравнению с матерями? В одном исследовании изучалась способность матерей и отцов идентифицировать крики своего ребенка, то есть, понимать чего он хочет. Было установлено, что понимание нужд младенца напрямую связано с количеством времени, которое родитель провел с ребенком. То есть, умение понимать ребенка не зависит от пола. Другие исследования показали, что уровень гормонов у отцов, по-видимому, зависит от того, слышат ли они детские крики и как часто это происходит.

Таким образом, аргумент о том, что биологические матери имеют большую связь с ребенком, чем биологические отцы, трудно обосновать.

Конечно, у исследователей, которые пытаются понять, как работают отношения между родителями и детьми, как формируется связь и привязанность, все еще нет многих ответов. Но однозначно то, что реагировать на потребности ребенка, быть чувствительным к его опыту, понимать его, а, следовательно, влиять на него могут и матери и отцы.

Дети, у которых отцы ласковы и вовлечены в их воспитание, лучше учатся и более общительны, им легче формировать контакт с окружающими. Такие дети вырастают более уверенными в себе. Также, замечено, что отцы, вовлеченные в уход за младенцами, меньше конфликтуют с женами.

Агрессивен ли ребенок зависит от отца

Это исследование проводилось в Голландии, где гендерное равенство находится на одном из первых мест в мировом списке. Согласно Программе развития ООН, Нидерланды заняли седьмое место в 2013 году по всемирному индексу гендерного равенства.

Исследование проводилось командой Лейденского университета под руководством профессора Джуди Месман. В этом эксперименте принимало участие 299 семей с двумя детьми в возрасте около 12 месяцев и 2,5-3,5 лет. Длилось это исследование три года и задавало следующий вопрос: относятся ли матери и отцы к мальчикам и девочкам по-разному, если у них более сильные стереотипные убеждения? И как это влияет на поведение детей, в частности, на уровень детской агрессии?

Было установлено, что папы по-разному относятся к сыновьям и дочерям, и это в большей степени связано с отцовскими гендерными убеждениями, а вот у мам разное отношение к детям не зависит от гендерных убеждений.

Вообще, исследование подтвердило, что у родителей наблюдается разное отношение к мальчикам и девочкам. Так, в мальчиках больше поощряется напористость и желание власти, а в девочках родители стремятся развивать заботу и общительность. Кроме того, родители — особенно мамы — более резко реагируют на неподчиняющееся или агрессивное поведение у мальчиков, чем на подобное поведение девочек.

Вначале в исследовании измерялось гендерное отношение родителей с помощью компьютеризированной версии «Задачи неявных ассоциаций». Людей просили отсортировать различные атрибуты по «мужским» или «женским» категориям. Например, зарплата, менеджмент, бизнес, дети, дом, родственники…Кстати, этот тест общедоступен по ссылке https://implicit.harvard.edu/implicit.

Далее исследователей интересовало то, как родители справляются со своим ребенком на практике. Мать и отца просили поставить набор привлекательных игрушек на пол перед обоими детьми и далее убедиться, что дети не играют с игрушками и не трогают их в течение пары минут. А по окончании данного времени предлагают детям поиграть с непривлекательной мягкой игрушкой еще пару минут и только после этого отпускают играть с тем, с чем они хотят.

Примечательно, что матери в данном случае использовали больше физического контроля с мальчиками, чем с девочками, независимо от гендерных убеждений, а вот на отцовский стиль воспитания в большей мере оказывали влияния именно гендерные убеждения.

Отцы, у которых гендерно-стереотипные взгляды выражены сильно, используют больше физического контроля в случае, когда взаимодействуют с мальчиками, а вот отцы, у которых были сильно выражены контрстереотипические убеждения, наоборот, стремятся контролировать девочек сильнее, чем мальчиков. Однако, и девочки, и мальчики, которые испытывали больший физический контроль со стороны своих отцов, были более агрессивными год спустя. А вот, когда мамы обращались с детьми по-разному, никаких гендерных различий в агрессии детей год спустя не наблюдалось.

Если отец вовлечен в беременность, то потом он чаще участвует в воспитании детей, например, читает, выполняет обязанности по уходу и предлагает эмоциональную поддержку.

Надобно заметить, что это не первый случай, когда исследования показывают, что отцы оказывают более сильное влияние на гендерное развитие детей и в частности, на уровень агрессии, чем матери.

Фактор отца

Исследования показывают, что в семьях и даже в обществах, где мужчины в большей степени участвуют в уходе за детьми, сыновья проявляют больше социального и заботливого поведения и меньше агрессии. Возможно, роль играет ранняя социализация таких мальчиков, ведь они должны приспосабливаться к тем мужчинам, которых видят вокруг себя и копируют их поведение, то есть поведение отцов.

Итак, воздействие отца проявляется рано, во время пренатального периода, потому что исследования говорят четко. Если отец вовлечен в беременность, то потом он чаще участвует в воспитании детей, например, читает, выполняет обязанности по уходу и предлагает эмоциональную поддержку.

Дети, у которых отцы ласковы и вовлечены в их воспитание, лучше учатся и более общительны, им легче формировать контакт с окружающими. Такие дети вырастают более уверенными в себе. Также, замечено, что отцы, вовлеченные в уход за младенцами, меньше конфликтуют с женами.

Удивительно, но факт — отцы, которые принимают на равных участие в уходе за детьми, помогают последним развивать речевые навыки, потому что, как выяснилось, задают детям больше вопросов, чем мамы. Играя со своим ребенком, отец может обогатить его словарный запас, и к тому же, улучшить его математические навыки и навык чтения, что не может не сказаться на результатах в учебе.

Бытует мнение, что уход за младенцем — исключительно женская прерогатива, а отец, мол, должен подключиться позже, но только вот беда — если отец не вовлечен в ребенка буквально с момента зачатия оного, то шансов, что он будет вовлеченным отцом впоследствии все меньше.

 Причем можно сделать вывод, что отцовскую вовлеченность надобно трактовать совсем не как «наличие сильной руки», то есть, готовности контролировать ребенка физически. Это, как раз, приводит к противоположным результатам — ребенок вырастает агрессивным и менее социальным. Отец — важная часть семейной системы, и его поведение с детьми во многом определяет будущую жизнь малыша.

Разбиралась в папах и мамах, переводила и адаптировала Мари Сан.