Юлия Куфман рассказала личную историю о мужской помощи и защите. И какие из этого опыта она сделала выводы.

Прочитала пост о правилах безопасного поведения на свиданиях (для женщин, конечно же), очень много полезного там. Мои свидания все проходили в то время, когда не было ни геолокации, ни возможности сфотографировать номер машины, ни спросить айди кавалера. Приходилось как-то так справляться. Сейчас, конечно, все это стало и проще, и одновременно, сложнее.

Но я про другое. Пункт про то, что если вы почувствовали опасность, лучше обращаться за помощью и поддержкой не к мужчинам, а к женщинам. Я его прочитала, и тут меня немедленно окатило флешбеком с ног до головы.

Только бы не упасть

Я училась на первом курсе, дело было зимой, я шла с электрички через лес в общагу, домой, и ко мне привязались двое парней постарше. Сначала на словах, потом начали обходить с двух сторон, пытаться подхватить под руки, обнять за плечи, облапать. Типа в шутку, но распаляясь в процессе. Смех пропал, появилась агрессия, грубость. Я вырвалась и припустила через лес со всей дури, они — за мной, причем было ощущение, что если меня догонят, то просто повалят на землю, в снег — и всё, мне конец. Очень скользкие были подошвы у моих сапог, я бежала и думала — только бы не упасть, только бы не упасть. Пока я бежала, увидела впереди парня с рюкзаком, закричала ему ещё издали — помогите!

Он обернулся, встал выжидательно, глядя, как я к нему приближаюсь, а я уже устала и запыхалась, а за мной, тяжело дыша и матерясь, бегут те двое. Когда я с ним поравнялись, он резко подставил мне подножку, я упала, покатилась кубарем, но смогла сгруппироваться и снова вскочить, а те двое, когда я упала, захохотали и перешли на шаг, и не сразу сообразили, что я вскочила и снова бегу, и потеряли какие-то секунды, за которые я успела выскочить из лесочка на освещённую площадку, на которой были вроде бы какие-то люди, на нее выходили освещенные окна, можно было орать, все равно кто-нибудь да выглянул бы. Наверное.

Мои преследователи отстали. Я добежала до общаги, внизу всегда толпились люди — в холле первого этажа был вход в круглосуточный магазин, лифты, кафе. Я еле дышала. Увидела парня, учившегося со мной на одном курсе, он двинулся мне навстречу с вопросом, что со мной, я начала рыдать. Он меня обнял за плечи, начал успокаивать, дал сигарету, а я рвалась скорее в лифт, уехать отсюда: боялась, что мои преследователи вот-вот войдут в холл. Знакомый поехал со мной. Говорил что-то успокаивающее, гладил по спине, прошел со мной в мою комнату, где мы закурили и я начала, трясясь, рассказывать все сначала. Он сел на кровать рядом, и продолжал меня обнимать за плечи и гладить. Постепенно его поглаживания перестали быть нейтральными, он начал меня лапать, и я отчётливо увидела, что у него «встал».

А ты разве не знала

Это одно из самых мерзких воспоминаний в моей жизни. Вместо защиты и утешения я получила новую порцию домогательств. Мне было всего 18, я ещё не знала, что такое — обычное дело. Был потом ещё в моей жизни случай, ещё более гадкий, ладно, я сейчас не об этом.

А самое страшное в этом всём вот что. Когда я рассказывала несколько лет спустя об этом своему близкому, как я считала, другу, он рассудительно мне ответил: ну, а что ты хотела, это естественная реакция мужского организма, возбуждение в таких случаях. Это как реакция на порно. Ничего необычного, это нормально. Когда женщина рассказывает подробности изнасилования или попытки изнасилования, мужчина никогда не будет солидаризироваться с женщиной. Он всегда будет на стороне мужчины. Будет ассоциировать себя не с жертвой, а с насильником. И многих это возбуждает, а что, ты разве не знала?

Это, собственно, всё, что нужно знать о том, к кому женщине лучше обращаться за помощью.