Девочкам — куклы и розовые платьица, мальчикам — машинки и голубые комбинезоны. Одни родители не имеют ничего против такого расклада, другие стараются воспитывать детей вне гендерных стереотипов… А как обстоят дела в прогрессивной Германии, там-то о принципе «голубого и розового», наверное, давно уже забыли? Оказывается, нет!

Немецкая газета Süddeutsche Zeitung посвятила исследование гендерной проблематике в детской литературе и выяснила: книг «для девочек» и «для мальчиков» (а также голубых и розовых киндер-сюрпризов, полок с единорогами и динозаврами — угадайте, что для кого) в последние годы стало не меньше, а больше.

Издательства отчитываются: для первого самостоятельного чтения книги с пометками «для девочек» и «для мальчиков» — самые покупаемые. Почему так происходит? Маленькие дети не всегда имеют четко сформировавшиеся интересы, и взрослые, не зная, что им предложить, полагаются на советы маркетологов. К тому же, книги дошкольникам чаще покупают не родители, а бабушки и дедушки, ориентирующиеся на представления своего поколения.

Издатели поняли, что книги и сопутствующие товары, адресованные конкретной аудитории, хорошо продаются, и начали активно эксплуатировать гендерные стереотипы. И не только в оформлении, но и в содержании книг. Авторы проекта Süddeutsche Zeitung провели семантический анализ ключевых слов современной детской литературы. Исследование показало, что мальчики-герои на страницах книг получают более необычный, захватывающий опыт, их ждут интересные, порой опасные приключения и, конечно, настоящая дружба. Мир девочек вращается вокруг таких тем, как животные, школа, семья, и редко выходит за рамки обыденного.

«Например, вездесущая Конни (популярная книжная серия) с более чем 100 рассказами… Иногда Конни печет блины, иногда катается на лошадях. Большую часть времени она делает все это с мамой, потому что папа на работе. Если мама травмирует ногу, Конни помогает ей и делает то же, что и мама: готовит, вытирает пыль, пылесосит, — говорится в отчете. — Вряд ли существует серия, в которой мальчик пылесосит и помогает своей матери или отцу по хозяйству, и в которой на карту поставлено совсем немного». Сверстники Конни заняты совсем другим: эпизоды «мальчишеской» серии «Die drei???» посвящены «футбольным богам», «пещерам сокровищ», «лазерным ловушкам» и «склепу пиратов».

Популярные слова из книг для мальчиков: истории из прошлого, морские разбойники, индейцы, Африка, Азия, заключение, борьба
Популярные слова из книг для девочек: принцесса, отпуск, влюбленность, школьный класс, сказочные животные, ездить верхом, пони

Но так ли важно, с кем происходят приключения? Ведь мальчики могут сопереживать девочкам и наоборот… Важно, говорят специалисты. Герои детских книг служат ориентирами для юных читателей, которые хотят идентифицировать себя с персонажами. Достойные примеры для подражания укрепляют уверенность в себе. А стереотипы не только ограничивают фантазию ребенка во время чтения, но и отражаются на его представлениях о реальности, уверен Ларс Бургхардт, ведущий сотрудник кафедры раннего развития и воспитания в Бамбергском университете.

Он реализовал проект, в ходе которого исследователи обсуждали с дошкольниками эпизоды иллюстрированных книг. Ученый и его коллеги задались целью среди книг для самых маленьких найти такую, которая не транслировала бы гендерные стереотипы. Пересмотрели 130 книжек, и во всех изображались полные семьи, мамы-домохозяйки, девочки-помощницы и мальчики-сорванцы. Исключение нашлось всего одно, буквально иголка в стоге сена: «Зигурд и сильные женщины» («Sigurd und die starken Frauen»). В этой книге женщины были викингами, а мужчины готовили еду и утешали детей.

Немецкие ученые понимают, что «розовые» и «голубые» книги и товары в один миг с прилавков не исчезнут. Да это и не обязательно, детей вполне можно познакомить с традиционными ролями — ведь, даже если ребенок воспитывается гендерно нейтрально, в реальной жизни он обязательно столкнется со стереотипами. Но важно предложить и другие книги, объяснить и другую точку зрения, показать, что женщина не обязательно должна ждать принца-спасителя, а сама может искать и найти выход из сложной ситуации. «Не надо забивать коробку доверху, чтобы не оставалось места для новых вещей, — говорит Ларс Бургхардт. — Забивая голову ребенка стереотипами, мы лишаем его многих возможностей».

На заставке иллюстрация из немецкой детской книжки «Папочка и мамочка», 1925 год