Мясоперерабатывающая компания Tönnies Holding, одна из крупнейших скотобоен Европы, находится в небольшом немецком городе Реда-Виденбрюк. Его жительницы много лет пытались привлечь внимание общественности к процветающим на предприятии нарушениям трудового законодательства. Но их никто не слушал — до тех пор, пока в июне скотобойня не стала крупнейшим в Германии очагом коронавируса. Заразились 1700 сотрудников и их родственников, название фирмы попало во все газеты и выпуски новостей — бабахнуло так бабахнуло!

Tönnies Holding принадлежит членам семьи Тённис — Клеменсу Тённису и его племяннику Роберту — и включает 29 производственных площадок, расположенных в разных странах. Клеменс Тённис занимает 105-ю строчку в списке самых богатых немцев, он очень влиятельный человек.

Скотобойня не раз попадала в поле зрения прокуратуры и налоговиков. В 2007 году Tönnies Holding обвинили в мошенничестве — манипулияциях с весами, удалось доказать, что это происки конкурентов. Через два года возникло дело о взятках и уклонении от уплаты налогов, за решетку попал субподрядчик компании. Потом были обвинения в фальсификации маркировки на мясных продуктах, потом подозрение в сливе сточных вод с антибиотиками… И всегда Тённисы отделывались «легким испугом».

• Ежедневно на скотобойне в Реда-Виденбрюк убивают и разделывают 25000 животных
• Женщины составляют примерно треть работников предприятия
Клеменс Тённис
Инге Бултшнидер

Несколько эпизодов касались отношения владельцев бизнеса к персоналу. В 2007 году пресса обратила внимание на высокий процент низкооплачиваемых работников на предприятии в Реда-Виденбрюк: на тот момент там работали 250 граждан Германии и 2000 человек из Восточной Европы. Тённис пригласил на скотобойню политика, поднявшего проблему, и после посещения штаб-квартиры холдинга тот вынес благожелательное заключение. В 2008-м компания была оштрафована за установку камер наблюдения за сотрудниками. Работников снимали везде, даже в раздевалках, душевых и туалетах, что противоречит немецкому законодательству.

Следующий скандал вокруг имени Tönnies разгорелся в 2012-м. Инициировала его простая жительница Реда-Виденбрюка, пекарь Инге Бултшнидер. Инге попала в больницу, рядом с ней лежала молодая болгарка по имени Катя — слабая, истощенная и без положенной по закону медицинской страховки. Она работала на Tönnies и просто-напросто рухнула на пол возле конвейера. Однажды в палату к Кате пришел посетитель, и Инге услышала, как он убеждает девушку поскорей вернуться на работу — иначе ее уволят. Женщина начала расспрашивать Катю об ее истории и узнала много интересного.

Работа Кати заключалась в том, чтобы разделывать туши — отделять мясо от костей. Смена длилась 12-14 часов, сверхурочные не оплачивались, за 200 часов работы в месяц девушка получала около 1100 евро. Из них примерно 100 евро в месяц уходили на оплату дороги, 300 евро составляла плата за кровать: холдинг организовывал своим работникам проживание, но сдавал не комнату, а именно спальное место в помещении с двухъярусными кроватями. Стены жилища были покрыты плесенью. Пальцы, запястья, локти Кати были покрыты язвами.

Инге побывала в гостях у своей новой знакомой, помогла ей уйти со скотобойни. Все, кто знал, что она влезла в дела Tönnies и готова обнародовать скандальные материалы, говорили: «Не делай этого, поссоришься с ними — никогда больше не сможешь радоваться жизни». Инге организовала в своем городе инициативную группу и продолжила собирать информацию о том, что происходит на скотобойне.

А происходило там вот что. Скотобойня нанимала дешевую рабочую силу из Восточной Европы через субподрядчика. Это позволяло компании нарушать трудовое законодательство: платить зарплату меньше установленного минимума, не оформлять сотрудникам медицинскую страховку и не предоставлять им безопасную рабочую одежду, заставлять работать сверхурочно. Если нарушения всплывут — виноват будет подрядчик, по договору вся ответственность на нем.

К созданной Инге инициативной группе присоединялось все больше людей. Однажды пришла врач скорой помощи: ей постоянно приходилось выезжать на вызовы в Tönnies — приступы слабости, порезы, переломы были там в порядке вещей. Однажды в кладовой повесился рабочий, которого обнаружили лишь через несколько дней. В другой раз пришлось вытаскивать из цеха работника, которому пилой практически отрезало ногу, и руководство даже не остановило движущуюся линию со свиными тушами: потерянное время — потерянные деньги.

Информация распространялась, один из телеканалов снял о Tönnies разоблачительный репортаж. В Реда-Виденбрюк приехал министр экономики — он сидел на кухне у Инге и слушал ее рассказы, а потом посетил скотобойню и назвал сложившуюся там систему «позором для Германии». Рабочим начали оформлять страховку — это был первый шаг на пути улучшения ситуации и… кажется, единственный. Беспрецедентная вспышка коронавируса показала, что за прошедшие после очередного скандала семь лет на предприятии мало что изменилось. Безопасность работникам по-прежнему не гарантирована, профилактика и медицина не работают, условия труда не улучшены.

Одним из изданий, написавших о ситуации на предприятии в свете последних событий, стал немецкий феминистский журнал Emma. Он опубликовал интервью с Инге Бултшнидер об ее расследовании и особое внимание уделил положению женщин. Разделка туш — тяжелая, неприятная работа. Принято считать, что ее традиционно выполняют мужчины, но это не так: из 7000 работников скотобойни женщины составляют примерно треть. Они сталкиваются с теми же проблемами, что и мужчины, плюс еще одно измерение — сексуальные домогательства. Работницы рассказывают о нападениях в раздевалках и даже о случаях беременности, которые женщины скрывали, чтобы не потерять работу. Инге приводит в пример Микаэлу из Румынии: она родила от своего бригадира и бросила ребенка, за что была приговорена к трем с половиной годам тюрьмы.

Зоозащитники устраивают акции на улицах города
На предприятие отправили солдат, говорящих на восточноевропейских языках
Работники проходят регулярное тестирование

Из-за вспышки коронавируса предприятие закрыли на несколько недель, затем оно возобновило работу. На улицах города протестуют экоактивисты. В цехах установили новые фильтры воздуха, работников отделят друг от друга пластиковыми экранами. Власти запросили информацию о местах проживания сотрудников: мобильные команды будут посещать работников скотобойни и изучать условия их проживания. «Tönnies будет работать совершенно по-другому» — уверяют немцев газетные заголовки.

Министр труда заявил: «безжалостная экономическая деятельность» больше неприемлема. Правительство Германии намерено со следующего года запретить мясоперерабатывающей отрасли нанимать работников через подрядчиков. Доверие правительства к Клеменсу Тённису упало до нуля, сказал глава антикризисной команды. Прокуратура и санитарный контроль изучают ситуацию и делают выводы. В Реда-Виденбрюк съехались журналисты немецких и международных СМИ. Они много чего раскопают, уверена Инге Бултшнидер.