Если можно описать 2019 год вкратце — это, несомненно, год протестующих женщин. Властные мужчины пытаются взять мир в свои руки, а женщины не дают им этого сделать, вступая с ними в схватку.

Вот юная суданка в белом стоит на пьедестале над толпой и требует перемен.
Бесстрашная ливанка бьет в пах вооруженного мужчину во время антикоррупционных протестов в Бейруте.
Девочка-подросток в упор смотрит на Дональда Трампа на саммите ООН, посвященном климату.
Юля Цветкова ставит спектакли про «Голубое и розовое» в патриархальном Комсомольске-на-Амуре.

Но как только женщина восстает против мужчины, ее неизбежно именуют ведьмой. А ушлые конспирологи не дремлют, вписывая феминизм в теории заговора.

Топовые теории заговора о феминизме:

Цель феминизма установить власть женщин над мужчинами

«Феминизм — мужененавистническая идеология». Кажется, эта теория отчасти основана на страхе и опасениях, что женщины, пришедшие к власти, будут мстить и буквально развешивать мужчин на столбах. Но между ненавистью и равноправием огромная разница.

Цель феминизма — отнять свободу слова

Это не так. Шутки о насилии, экстремистский юмор, харассмент, эйблизм — это не о свободе слова, это — о желании власти и контроля. Поэтому феминистки часто обрушиваются с критикой на подобного рода заявления. Например, молодой мужчина в общественном транспорте обратил внимание на приглянувшуюся женщину и “заигрывает” с ней, отпуская оценивающие комментарии, зазывая на свидание, требуя дать номер телефона. Женщина отказывается и получает в ответ обиженное “ишь, какая недотрога нашлась, слова не скажи.” Феминистки осуждают подобное поведение мужчины, потому что его право войти в контакт закончилось там, где начались права женщины на безопасность и уважение.

Феминизм стремится уничтожить феномен рыцарства и просто человеческое достоинство

Часто под понятием рыцарства скрывается обыкновенный сексизм, допущение, что женщина настолько слаба, что не может открыть дверь, принять решение, нуждается в защитнике. Нет ничего плохого в том, чтобы придержать дверь или донести тяжелую сумку. Но если женщина отказывается от подобной помощи, это воспринимается как личное оскорбление, желание самоутвердиться или доказать что-то мужчине. А ведь любой человек имеет право о помощи попросить и от помощи отказаться, и любой человек должен знать, что неплохо бы сначала справиться о том, а нужна ли эта помощь в принципе.

Феминизм стремится уничтожить мужчин

Наоборот, феминистки стремятся оказывать поддержку мужчинам, которые пострадали от насилия, выступают за участие отцов в жизни детей наравне с женщинами, говорят о необходимости поддержки ментального здоровья мужчин.

Все эти теории без конца опровергают, но они живучи и приносят немало вреда, а главное, они вплетены в нарратив других, давно существующих и недавно появившихся теорий.

Откуда ноги растут?

Многие конспирологические теории связаны с антифеминистическим движением, ультраправой идеологией, белым супремасизмом и откровенно вредят женщинам и не только им. Во-первых, они способствуют росту экстремистских настроений в обществе, особенно, в кругу молодых людей, а значит, и росту насилия, во-вторых, искажают реальность, в которой могут быть уязвимы как женщины, так и мужчины, а в-третьих, молодые люди, которые увлекаются ими, выпадают из политического процесса, и их выбор оттягивает решения, которые могли бы способствовать улучшению ситуации в сфере гендерного равенства.

Супремасисты, терроризм, сетевая мизогиния и насилие

19 февраля 2019 года в Ханау (Германия) молодой вооруженный мужчина ворвался в кальянную, убил 9 человек и ранил еще множество. Затем он вернулся домой, застрелил свою мать и застрелился сам.

После себя он оставил манифест, который однозначно указывал на то, что террористический акт стал следствием его расистских и супремасистских взгядов вкупе с верой в конспирологические теории и приверженностью идеологии инцелов.

Он не был традиционным неонацистом, к тому же, кажется, страдал от психических проблем. Конспирологическое мышление, радикализм и психические проблемы часто идут рука об руку. Эксперты не нашли доказательств тому, что террорист был связан или состоял в какой-либо ультраправой группировке, он не привлекал внимание полиции до того, как ворвался в бар и стал стрелять в людей.

Но он яро ненавидел иностранцев и людей не белого цвета кожи, восхвалял германскую культуру и ратовал за истребление других. Он раскрыл все это в письме и видеообращении к американцам. Террорист верил, что США управляют тайные элиты, представители которых используют методы по контролю сознания и читают мысли людей.

Если обратиться к истории террористических атак, можно без труда отследить, что с 2014 года ряд таковых был совершен так называемыми инцелами. Это люди, которые блюдут целибат, но не по своей воле, а потому что отношения с женщинами, в том числе, сексуальные, у них не складываются — как они утверждают, по вине женщин, ведь те злонамеренны, меркантильны, лживы, порочны и так далее.

В 2019 году террорист устроил кровавую бойню в синагоге в Галле (Германия) — он был не только антисемитом, но и борцом против гендерного равноправия. 27-летний неонацист обвинял феминисток Запада в падении рождаемости в Европе, в чем он видел угрозу белой цивилизации. Кстати, все кровавое побоище он стримил в Интернет.

Идеологически эта террористическая атака была близка к атакам на синагоги в Крайстчестере, Дейтоне, Эль-Пасо и Питтсбурге. Террорист из Галле также оставил видео сообщение, суть которого сводилось к следующему: “Я думаю, что Холокоста не было. Феминизм является причиной низкого уровня рождаемости. Это ведет к массовой иммиграции. А повинны во всем — евреи.”

Белый мужчина в опасности

Антисемитизм, уверенность в том, что иммигранты не люди, а также антифеминизм — вот на чем стоит страх потери маскулинности. Белый мужчина в опасности. Белый мужчина больше ничего не значит!

Примечательно, что антифеминизм в контексте конспирологических теорий и ультраправой идеологии не признается в ненависти к женщинам. Напротив, женщин как бы стремятся оградить от цветных, чужих мужчин. Защитить их честь.

Отсюда и термин Rapefugee («насилие» + «беженцы») — его используют ультраправые расисты для обозначения иммигрантов из стран, где ведутся военные действия. Этот термин фактически отражает расистские страхи — “женщинам угрожают, семье угрожают, дети больше не заботятся о своих биологических родителях, рано вступают в сексуальную жизнь, из-за того, что в школах проводится половое воспитание.”

Этот нарратив настойчиво продвигается партией правых AfD («Альтернатива для Германии»), которая была основана в 2013 году и борется с исламизацией и иммиграцией. По апрельским данным 2020 года популярность партии падает, поскольку партия активно выступает против карантина и других мер по профилактике COVID-19.

Следует отметить поразительное сходство этой немецкой партии и движения MAGA — Make America Great Again, «Сделаем Америку снова великой» — слоган, которым пользовались в ходе предвыборных кампаний многие американские президенты и которым воспользовался Дональд Трамп для своей кампании в соцсетях.

В России такую точку зрения активно продвигают не только ультраправые каналы типа «Царьграда», но и либеральные СМИ. Например, на радиостанции «Эхо Москвы» ее активно поддерживает журналистка Юлия Латынина, известная своей антифеминисткой позицией.

Бьёрн Хёке сказал в 2015 году: «Только если мы станем мужественными, мы станем защитниками». А вот слова ярого поклонника Трампа Майка Черновича: «Америка когда-то была мужской страной. Настоящие американцы, такие, как Трамп, любят драться».

Подобные настроения и разгул конспирологических теорий сегодня наблюдаются не только в США и Германии. Их последователи активны в Венгрии, Польше, Бразилии, Австрии.

Антифеминизм — пропуск к насилию

Большинство стрелков, которые врываются с оружием в школы, больницы, мечети, синагоги, супермаркеты — белые молодые мужчины. И если вы скажете, что сейчас не подходящее время подчеркивать пол или цвет кожи, задумайтесь о том, что не заметить этого невозможно. Не кто-либо другой тыкает пальцем в этих мужчин. Это их выбор репрезентировать себя именно так — супремасистами и террористами.

Обычно ими движет страх, спровоцированный конспирологическими теориями и идеями. Например:

  • Феминизм является декадентским движением и разрушает западную цивилизацию;
  • Естественная роль женщин заключается в том, чтобы иметь детей и подчиняться мужчинам;
  • Сильные мужчины нужны для спасения мира, а спасти его можно только насильственным путем, утопив в крови.

Антифеминистская риторика — это оправдание, пропуск и начало насильственного белого национализма. Она будоражит умы подавляющего большинства молодых белых мужчин, которые хотят отстоять свою власть над женщинами, данную им патриархальным обществом.

Матриархат

Для сравнения можно привести матрилинейные сообщества, которые до сих пор существуют в ряде стран. Мосуо проживают на границе Тибета, в провинциях Юнань и Сычуань. Народность Минангкабау в Индонезии, Западная Суматра. Народность Акан — в Гане. Брибри — в Таламанке, Коста-Рика. Гаро — в индийской провинции Мегхалая. Народность Наговиси — на одном из островов Новой Гвинеи.

Племя Умоя, Кения

Знаете, чем удивительны матрилинейные сообщества? В них нет насилия. Сексуального, физического. Нет идеи главенства мужчин над женщинами или наоборот. Мужчины в таких сообществах считаются мужественными, когда заботятся о других, не прибегая к насилию. Но таких обществ осталось очень мало.

Репродуктивная свобода женщин — угроза белой цивилизации

На Западе экстремисты, супремасисты, правые до сих пор рассматривают репродуктивную свободу женщины и ее право самой выбирать себе партнера как угрозу белой цивилизации.

Не случайно 28-летний мужчина, устроивший резню в Крайстчерче, написал речь, которую озаглавил «Великая замена». Так называется еще одна антифеминистская теория заговора о том, что мировая элита, а точнее, богатые и влиятельные евреи, способствуют послаблениям в иммиграционной политике европейских государств, чтобы наводнить Европу не белыми мужчинами, от которых будут рожать детей белые женщины. Все это делается, чтобы белый мужчина исчез. Недаром речь крайстчерческого стрелка начинается так: «Это рождаемость. Это рождаемость. Это рождаемость.”

21-летний американец, предположительно убивший 22 человек в Эль-Пасо, штат Техас, оставил четырехстраничный документ с изложением своей идеологии. Один из постоянно повторяющихся мотивов — это опасность, исходящая от иммигрантов, которых он именовал испаноязычными захватчиками. Стрелок сознался, что у него и в мыслях не было устраивать расстрел, пока он не ознакомился с конспирологической теорией “Великая замена” (Great replacement).

Если вы до этого думали, что ненависть к иммигрантам и беженцам связана с тем, что они, якобы, творят беззаконие и отнимают чьи-то рабочие места, теперь вы знаете — дело не в этом.

Стрельба в Эль-Пасо

Антифеминистские идеи как инструмент вербовки

Ультраправые используют антифеминисткие идеи, вплетая их в нарратив теорий заговора, как инструменты вербовки по нескольким причинам:

  1. Они являются предметом обсуждения популярного дискурса;
  2. Они могут быть озвучены так, что их принимают даже женщины;
  3. Несмотря на то, что они не новы, эти идеи все еще остры, и многое зависит от их подачи.

Например, аргумент о том, что женщины глупее мужчин откровенно сексистский, он редко вдохновляет на праведный гнев и ярую борьбу с феминизмом. А вот предположения о различиях между расовыми группами, которые представляют угрозу для всей белой цивилизации, цепляет даже тех, кто никогда раньше не увлекался антифеминистскими идеями. Потому что те, кто не видит врага в женщине, видит врага в тех, кто, якобы, покушается на нее.

И все же новая подача не может скрыть старой ненависти к женщинам. Так, 24-летний стрелок, который предположительно убил девять человек в Дейтоне, штат Огайо, как сообщается, состоял в «порнографической» группе и был отстранен от учебы в школе за ведение «списка изнасилований» сокурсниц.

Антифеминизм позволяет устранить чувство недовольства от неудавшихся отношений с женщинами. Такие сайты, как 4chan, на котором общаются конспирологи и их последователи, разработали целый язык, чтобы говорить о чувствах обиженных женщинами молодых мужчин: Стейси (Staceys, так обозначают условно привлекательных, сексуально доступных белых женщин) предпочитают Чадов (Chads, сексуально активных молодых мужчин, “альфа”), игнорируя «милых парней», которым остается только «френдзона». Мужчин, считающих себя профеминистами, называют «мангинами» и «белыми рыцарями». Если эти мужчины встречаются с феминистками, то последние их, вероятно, «обманывают» (изменяют), потому что женщины любят настоящих мужчин, а не «бета-мужчин». Так вопрос “Почему девочки не будут спать со мной?” превращается в “Почему нельзя контролировать женщин, чтобы заставить их спать со мной?”

Наконец, антифеминистская идеология способна стать автономной теорией заговора, похожей на те антисемитские идеи, которые процветают в Интернете. Предполагается, что феминистки влияют на все решения правительства, хотя женщины по-прежнему недопредставлены на всех уровнях выборных должностей.

Антифеминисткая идеология дает возможность отвергать феминизм как движение за гендерное равенство, но представлять его исчадием ада, как средство получить контроль над мужской жизнью.

Токсичная маскулинность

Теории заговора, ультраправая и антифеминистская идеология часто взаимосвязаны, и все вместе они представляют угрозу не только для женщин, но и для мужчин. Особенно тех, кто не является агрессором, выступает против насилия и экстремизма. Почему? Виной всему “токсичная маскулинность”.

Токсичная маскулинность отбирает у мужчины право на выражение эмоций, кроме выражения агрессии в строго определенном виде — физическое насилие. Об уязвимости, слабости, страхе, горе речи не идет. Под воздействием стереотипа все эти чувства стигматизируются, поэтому обсуждать свои страхи для мужчины не представляется возможным. Их можно только подавить. Только агрессивный, напористый мужчина, который не считается со своими чувствами и чувствами других, может считаться настоящим мужчиной. Но разве это не храбрость — показать свою уязвимость? Разве это не сила — брать в расчет чужие чувства? Разве насильственный путь — это единственный путь отстоять себя?

Возможно ли сбежать от стереотипов?

В среде, где культивируется токсичная мужественность, спокойные, не склонные к насилию мужчины презираются, отвергаются и подвергаются насмешкам. “Каблук”, “подкаблучник”, “маменькин сынок”, “слабак” и другие унизительные прозвища слышали все. А кому хочется прослыть слабаком или быть отвергнутым только за проявление эмоций? Так экстремизм и ультраправая идеология становятся “уделом” мужчин, хотя на самом деле, в этих движениях немало женщин, которые придерживаются тех же взглядов. Об этом говорит исследовательница Элизабет Пирсон из университета Суонси, которая изучает вопросы терроризма, экстремизма, ультраправых движений.

В своей статье “Экстремизм и токсичная мужественность” она предостерегает от широкого использования концепта “токсичной мужественности” именно потому, что это может маргинализовать тех мужчин, которые против насилия. Сложность состоит и в том, что даже оставаясь в стороне, мужчина может получать выгоду в обществе, где культивируется культура насилия, а мужчины традиционно считаются людьми, которые во всем лучше женщин.

Учитывая все вышеописанное, складывается довольно унылая картина. Но есть и небольшое утешение. Сегодня связь между конспирологическими теориями, ультраправыми и антифеминизмом воспринимается достаточно серьезно — в частности спецслужбами, которые используют эту информацию для выявления экстремистов на ранних стадиях.


Адаптация и перевод Мари Сан