Пандемия нового коронавируса SARS COV 2 — не первая пандемия в истории человечества. И, как любая катастрофа, она оставит свои следы и повлияет на развитие мировой экономики и общества. Существуют весьма обоснованные опасения, что нынешняя пандемия пагубно скажется на правах женщин.

Действительно, пока кто-то радуется карантину, вспоминая, что именно в изоляции, Ньютон сделал важные научные открытия, а Шекспир написал свои лучшие произведения, миллионы матерей оказались дома с маленькими детьми. Множество женщин вынуждены проводить время в обществе жестоких и агрессивных партнеров. В условиях карантина многие лишились права на аборт, которое и так постоянно атакуют консерваторы и правые.

Пандемия ударила по правам женщин и поставила под угрозу всё, за что бились не только женщины, но и мужчины. Звучит удручающе. Но есть ли что-то, что способно подарить надежду? Давайте обратимся к истории, а после подробнее рассмотрим сложившуюся ситуацию.

«Испанка» привела женщин на рынок труда

В 1918-1920 годах мир захватила пандемия «испанки». Как и новый коронавирус, испанский грипп поражал в основном мужчин. Отличие состояло в том, что под удар попали молодые мужчины.

Например, в США от «испанки» умерло гораздо больше солдат, чем погибло на поле боя. Согласно демографическим исследованиям, за время пандемии погибло на 175 тысяч мужчин больше, чем женщин. «Испанка» вкупе с Первой мировой войной привели к очень быстрому недостатку рабочих рук.

Нехватка рабочих открыла женщинам доступ на рынок труда. Они быстро заняли рабочие места и перестали быть просто домохозяйками. После завершения войны доля женщин в составе рабочей силы была на 25% больше, чем ранее, и к 1920 году женщины составляли 21% всех лиц, работающих по найму. Этот гендерный рост часто объясняется только Первой мировой войной, но это не так пандемия гриппа сильно повлияла на перемены в жизни женщин.

Они стали занимать рабочие места в отраслях, которые ранее считались исключительно мужскими: например, в обрабатывающей и текстильной промышленности. Получив большую экономическую власть, женщины стали более активно отстаивать свои права, включая право голоса, но не ограничиваясь им также начали требовать равной оплаты за свой труд. Помимо работы, женщины стали более активно участвовать в принятии решений на уровне общин.

Политики не могли игнорировать ту критическую роль, которую женщины стали играть в американском обществе. В 1918 году президент Вудро Вильсон сказал, что женщины являются внушительной частью американских военных сил и экономики, поэтому им должно быть предоставлено право голоса.

Война и пандемия «испанки» — оба эти события были ужасающими и стоили жизни миллионам людей, но в результате женщины обрели голос и правовое положение, с которым мужчины вынуждены были считаться.

Женщины не только получили социальную и финансовую независимость, но и смогли занимать руководящие должности на промышленных предприятиях, в вооруженных силах и полиции. Нелли Тейлор Росс, первая женщина-губернаторка, была выбрана в Вайоминге в 1923 году.

Перспективы женщин во времена коронавирусной пандемии

А как обстоят дела с пандемией новой коронавирусной инфекции, которая уже унесла почти полмиллиона жизней по всему миру?

В физиологическом плане эта болезнь менее опасна для женщин, чем для мужчин. Но вместе с «короной», вследствие локдаунов и карантинов, приходит экономический кризис. Закрываются не только школы и детсады, но и промышленные предприятия, малый бизнес, финансовые организации. И хуже всего приходится женщинам с детьми. Даже, если женщина не теряет работы, а работает онлайн, никто не отменит необходимости ухода за детьми. Их нужно кормить, учить, занимать. На плечи женщин легла еще одна дополнительная обязанность домашнее обучение.

Давайте обратим внимание на то, что воспитание детей и уход за пожилыми людьми традиционно считались и до сих пор считаются женской обязанностью. В гетеросексуальных парах женщины часто вынуждены работать неполный рабочий день, а если работают полный, всё равно чаще получают меньшую зарплату. С приходом пандемии эта заработная плата зачастую снижается еще больше и, возможно, никогда не восстановится.

Самое печальное, что все это уже было в истории человечества, и совсем недавно так же негативно повлияли на жизнь женщин эпидемии Эболы и Зики. Но их влияние не было принято во внимание политиками и никаких решений, которые смогли бы предотвратить повторение ситуации, за собой не повлекло.

Получается, у женщин по-прежнему две смены рабочая и домашняя, часто с необходимостью их виртуозно совмещать. Заработная плата сокращается в результате экономического кризиса, а на работе возрастает риск заразиться.

А теперь важное пандемия не усугубила ситуацию, допандемическая система, которая не учитывала интересы и потребности женщин, была слабой, поэтому вирус без труда валит ее с ног.

Женщины представляют большую часть работников в тяжелейших сферах занятости, а именно:

  • 86% всех медсестер;
  • 75% всех лиц, которые обеспечивают уход за другими людьми;
  • 62% всех работников с минимальной заработной платой.

Эти работы от кассирки до медсестры считались и считаются исключительно женскими.

Женщины как и прежде сталкиваются с харассментом, различными видами насилия как на работе, так и дома, и при этом продолжают везти на себе работу, семью и дом.

Большинство женщин сейчас по-прежнему работают вне дома, матери по-прежнему тратят в два раза больше времени на уход за детьми, чем отцы, в десять раз чаще остаются дома с больными детьми и в три раза чаще мужчин бросают работу, чтобы заботиться о членах семьи. С момента начала пандемии и закрытия школ в США 43% работающих матерей заявили, что они несут главную ответственность за обеспечение ухода за детьми, в то время как только 7% работающих отцов говорят то же самое.

Родители, в большинстве своем матери, заботятся о маленьких детях, женщины забирают пожилых родителей к себе домой или пытаются заботиться о них издалека, домашнее насилие растет. И при этом женщины пытаются работать это огромная часть рабочей силы, способной сохранить экономическую систему.

Хотите сохранить экономику? Сохраните женщин

Мы пытаемся сохранить экономику, поэтому мы должны учитывать эти социальные эффекты и воздействияони реальны, общество не может больше игнорировать их. Пандемия — это вызов, а значит, пришло время использовать момент, чтобы решить проблемы.

Чтобы экономическая система заработала и продолжала существовать, обществу необходимы политические решения, правовая база, которые защитят этих женщин, потому что они заботятся обо всех остальных.

Нам надо ответить на вопрос: что можно и нужно сделать сейчас, чтобы эти женщины не теряли работу, были защищены от инфекции, какие решения нужно и можно принять, чтобы родители смогли лучше заботиться о детях и о собственных родителях и были защищены от насильственного произвола?

Что можно и нужно сделать для одиноких матерей или женщин, которые добираются до работы с пересадками, пользуясь общественным транспортом, как можно облегчить их жизнь, сохранить их рабочее место? Что можно сделать для беременных женщин, чтобы уберечь их от риска смерти и сберечь здоровье новорожденным?

В этом ключе особенно важны те, кто руководит страной. Не случайно во главе стран, которые справляются с пандемией лучше всего, стоят женщины.

Что следует учитывать?

Во-первых, принять и осознать, что бремя ухода это не призвание и не роль по умолчанию, которую женщины берут на себя в силу какого-то природного предназначения. Согласно недавнему анализу Международного комитета спасения и гуманитарной организации CARE, женщины выполняют более чем в три раза больше неоплачиваемой работы по уходу, чем мужчины. К чему это может привести? Во время вспышки лихорадки Эбола в Западной Африке в 2014 и 2015 годах ⅔ всех инфицированных составляли женщины и девочки, потому что именно они ухаживали за членами семьи и больными.

Во-вторых, принять и осознать, что насилие в отношении женщин усиливается, когда люди оказываются запертыми дома. В самых разных странах во время строгой изоляции наблюдается рост гендерного насилия. Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций Антонио Гутерриш указал на «ужасающий всплеск» бытового насилия во всем мире и назвал его теневой пандемией, которая разворачивается за закрытыми дверями.

В-третьих, осознать возросший риск для здоровья женщин, в особенности матерей.  Медицинские работники перегружены, что означает сокращение числа врачей и медицинских процедур, доступных для беременных женщин. Кроме того, многие женщины боятся ехать в больницу, когда приходит время рожать. Следовательно, могут возрасти материнская, неонатальная смертность и количество мертворожденных детей.

Хотя эти проблемы особенно остро стоят в развивающихся странах, женщины в США и Европе также сталкиваются с ними. Удручает и то, что во времена пандемии работодатели экономят именно на женщинах, сокращая рабочие часы, урезая заработную плату, а то и просто увольняя работниц.

Следует принять и осознать, что бремя ухода это не призвание и не роль по умолчанию, которую женщины берут на себя в силу какого-то природного предназначения.

Что следует сделать?

Организации и страны должны оценивать, как конкретно пандемия затрагивает женщин и девочек. Это нелегко, поскольку потребности женщин могут изменяться по мере течения пандемии. Поэтому важно продолжать контролировать ситуацию, чтобы планировать и корректировать ответ на уровне государства.

Женщины должны быть вовлечены во все аспекты разработки правительственных программ реагирования на коронавирусную пандемию. Сейчас  ситуация такова, что в глобальном принятии решений нет ни гендерного баланса, ни гендерного фокуса.

Например, слишком многие правительства слишком поздно осознают, что женщины, сталкивающиеся с насилием дома, нуждаются в дополнительной помощи, включая безопасные места для карантина. А ведь помощь жертвам гендерного насилия это пункт, который должен быть включен в чрезвычайное финансирование. Сотрудники, оказывающие помощь жертвам насилия, должны получать средства индивидуальной защиты, такие как маски и перчатки.

В более широком плане программы гуманитарной помощи, ориентированные на женщин и девочек, должны быстро адаптироваться. Например, сейчас, когда многие дети остались дома, необходимо предпринять дополнительные шаги, чтобы девочки продолжали учиться, вместо того чтобы быть «прикомандированными» к дому и ухаживать за членами семьи.

Женщины также нуждаются в доступе к качественному и уважительному медицинскому обслуживанию.

Если правительства не учитывают все эти особенности, связанные с непропорциональным вовлечением женщин во все сферы по уходу, и проваливают миссию по обеспечению «прифронтовых» работников средствами защиты, сокращая заработную плату тем работникам, кто вынужден заботиться о близких, они несоразмерно сильно вредят женщинам, сокращая тем самым шансы страны восстановить экономику в полном допандемическом объеме и сделать ее даже лучше и эффективнее.

Разработка правительственных программ, которые учитывали бы интересы и потребности женщин и девочек, по-прежнему является исключением, а не правилом.

Недавнее обращение ООН, которая призвала страны позаботиться о том, чтобы пандемия не затронула самые уязвимые сообщества, не привлекла никакого внимания. Только одно учреждение, Фонд ООН в области народонаселения, включил в свои планы борьбу с гендерным насилием и из 33 стран, которые представили планы реагирования на призыв ООН, только 5 упомянули о гендерном насилии.

Учитывая то, что коронавирусный кризис будет глобальным и длительным, экономическим, а также медицинским, человечество может упустить серьезную возможность по построению лучшей экономической системы. Кризис может дать толчок к тому, чтобы гендерные и половые проблемы учитывались не только исследователями, но и директивными органами.

Ухаживая за детьми и пожилыми людьми, женщины предоставляют огромную субсидию оплачиваемой экономике. Возможно, не будет утрированием заметить, что вся экономическая система по сути держится на плечах женщин, которые постоянно за кем-то ухаживают. Разве весь этот огромный неоплачиваемый труд и связанные с ним риски не должны учитываться, когда речь заходит о женских правах и интересах ведь женщины составляют большую часть любой нации?

Перевод и адаптация Мари Сан