Муж пьёт, бьет, изменяет, насилует, играет в танки, просаживает деньги, не занимается детьми, компостирует мозги, висит балластом, но жена не уходит? Ясно как день, причина одна — ее всё устраивает! А раз устраивает, то и проблем нет, расходимся.

С такими рассуждениями, думаю, сталкивается каждая и каждый. Нет-нет, да найдётся обязательно в компании, в обсуждении, в комментариях мужчина или женщина, которые напишут что-то вроде «мужчина, конечно, поступает плохо, все понятно, бла-бла-бла, но вот действительно животрепещущий вопрос — почему у такого человека все ещё есть жена?» «Почему она терпит? Я бы такого никогда не стала терпеть! Выходит, её всё устраивает?» Что же творится в светлых головках этих титанов решительности и воли, что они раз за разом пишут такое?

Ну, во-первых, это сексистская культура переноса ответственности с агрессора на жертву, умело маскирующаяся под «ну а смысл осуждать мудацкое поведение мужа, клал он на общественное осуждение, гораздо эффективнее поучать жизни его жену». Действительно! Может, после столь бесценного совета у неё случится инсайт, и она с тремя детьми и копеечной зарплатой кассира «Пятерочки» (до которой ещё жить десять дней) гордо уйдёт в зиму ночевать под мостом. Хоть босой, хоть голой, ведь главное — это свобода и душевное спокойствие!

Почему это неправильно? Да потому, что жертва нуждается не в моральных пинках и нотациях, жертва нуждается в поддержке. Моральные пинки работают в одном случае на миллион, нотации не работают вообще, они как раз таки неэффективны, а вот поддержка общества и его участие — это то, что позволит жертве встать на ноги и расправить плечи. Цветок не сможет набраться сил и распуститься, если его дергать и пинать. Почему вместо того, чтобы посочувствовать, нужно обязательно добить человека и похвалиться «я не такой, я не такая»?

Почему это сексизм? Представьте себе мужа, который рассказал, что остался с тремя детьми на руках, пока его жена гуляла где-то, пила и играла на деньги. Что он получит? Море сочувствия и криков «как же так, где мать, куда смотрит государство!» Может, к нему даже приедет губернатор, который пообещает найти работу. Или о его трудной жизни снимут репортаж для ТВ. Здесь работает тот же механизм, что и с отцами-одиночками: отец-одиночка — всегда герой и жертва, в то время как мать-одиночка — это разведёнка с прицепом, «а что, мама предохраняться не учила?»

Здесь следует помянуть недобрым словом и популярную психологию. Начиная с девяностых, в России появилась куча психологов, куча тренингов и куча книжек, от Ошо и Пауло Коэльо до Натальи Правдиной, которые на разные лады твердят одно и то же: человек хозяин своей жизни, человек сам в ответе за свою жизнь, человек сам позволяет обращаться с собой плохо, человек может изменить свою жизнь, если захочет, мысли материальны, человек сам притягивает к себе плохое, проблема в твоей голове, ответственность нужно делить пятьдесят на пятьдесят, измени отношение — и мир вокруг тебя изменится и т. д.

В общественном сознании эта и так сомнительная, хотя и выглядящая правдоподобно солипсистская мысля преобразовалась в «любые проблемы в твоей жизни — твоя личная заслуга, ты это или позволил, или захотел». Есть, мол, маленький внутренний мазохист в человеке, которого хлебом не корми — дай быть несчастным. Изнасиловали? Сама хотела! Бьет муж? Сама позволяешь!

Чем плоха такая картина мира? Тем, что она представляет человека в вакууме. Она учит, что возможности человека безграничны, но абсолютно не учитывает, что в реальном мире человек находятся под воздействием огромного количества сил, которые влияют на его жизнь. Проще говоря, человек далеко не полностью в ответе за свою жизнь и ситуации в ней — чаще всего в ответе за них те силы, внешние и внутренние, социальные и иррациональные, которые он не может контролировать. Что же это за силы такие? Увидеть их проще простого, но нас учат, что по сравнению с волей человека они ничто, хотя они вообще-то человека формируют.

А ты умеешь готовить?

Это культура, которая ясно говорит, что смысл жизни женщины — в мужчине и детях, что без мужчины женщина неполноценна, так, обрубок, ребро, ведь природой, богом и прочей неведомой, но авторитетной хней женщине заповедовано жить с мужчиной. Тебе уже двадцать, а у тебя нет парня? Тебе уже тридцать, а ты не замужем? Карьера — это круто, конечно, но как же семья, любовь, детки? Как ты встретишь старость, неужели в одиночестве? Женщину всю жизнь поучают, пугают и высмеивают, чтобы она даже подумать не могла, что жить одной, без мужчины и детей, это кайф. Везде — от советского «Москва слезам не верит» до голливудского «Завтрак у Тиффани» — нас учат, что жизнь без мужчины лишена смысла, уныла и ужасна. Вроде все есть, а счастья-то нет!

Это воспитание. С самого детства окружающий мир (от родителей до бабки у подъезда) закладывает в девочку тучу установок, которые формируют ее личность. Ты же будущая мать, вот вырастешь, будешь своему мужу борщ варить, ты должна заботиться о своём муже, свадьба — самое важное событие в жизни девушки, главное в жизни — встретить свою любовь. «Любовь, любовь, любовь» — твердят нам отовсюду. Параллельно девочка узнает о мужском мире: «настоящий мужик должен кулаком по столу», «в мужчине должна чувствоваться сила», «мужчина должен завоёвывать и удерживать женщину», «трахни ее как сучку!»

Всё это формирует мысль, что принуждение, пренебрежение желаниями женщины и насилие — естественная часть отношений. Насилие романтизируется, оно показано в фильмах и эротических романах как нечто чувственное и сладостное. А ещё девочка может наблюдать насилие в своей семье как что-то обыденное: подрались — помирились, и вроде всё норм. А ещё к ней самой может применяться психологическое, сексуальное и физическое насилие. И все это не просто проскальзывает где-то там, на переферии сознания, а прямо участвует в лепке мировоззрения и мироощущения девушки. Вот с такими установками — «брак, семья, дети», «любовь всё преодолеет», «вторая половинка, единственный, любовь до гроба», — множество девушек и выходит в мир.

Девочка должна учиться хозяйству

Это психологическая зависимость. Стоит ли говорить, что с такой мощной прошивкой действительно равные, партнёрские отношения мало кому светят? Женщина встречает мужчину с мыслью о том, что без мужчины она неполноценна, «сосуд пустой», — а это уже база для создания неравного союза, основанного на страхе. В таких отношениях женщина изначально уязвима. Стоит также вспомнить все эти «всем бывает тяжело», «в каждой семье есть конфликты», «вы молодые просто», «над отношениями нужно работать», «женщина должна вкладываться в отношения», «порадуй его новым кружевным бельём», «будь мудрее», «будь гибче», «женские хитрости» и прочий «Дом-2».

Очевидно, что обществу, где семья считается чуть ли не основной скрепой, абсолютно невыгодно, чтобы женщины при первом же тревожном «звоночке» или недовольстве сразу бросали мужчину. Так институт семьи распадётся даже без влияния западных агентов! Мужнины щенячьи глазки, красивые жесты, «это в последний раз, я изменюсь, я так люблю тебя, мы были так счастливы, у нас же дети, мы столько всего уже пережили вместе, не уходи, мурмурмур» — и готово. Поэтому все последующие рассуждения «а чего это она от него не ушла?» для женщины — как ушат холодной воды. Вы же ей и сказали, чтобы она не уходила, вы всю жизнь учили её мыслить шаблонами и стереотипами, выгодными обществу, а теперь спрашиваете, была ли голова у нее на плечах.

Это экономическое насилие и бедность. Куда уйти, когда ты в декрете, полубезумная от недосыпа и послеродовой депрессии? Куда уйти, если нет образования и стажа? Куда уйти, когда ребёнок с заболеваниями или просто со слабым иммунитетом? Куда уйти, когда зарплаты по стране такие, что едва хватает на еду и квартиру? Куда уйти, когда ипотека, когда снимаешь квартиру? Куда уйти, если нет родственников, или они ещё хуже мужа? Куда уйти, если кризисные центры отсутствуют или требуют прописки? На улицу? В хостел? Серьёзно? Бедность — порочная спираль, с каждым новым витком затягивающая тебя всё сильнее. И никакие маткапиталы не спасут. И муж который пару лет назад выдернул тебя с работы или учебы со словами «я тебя обеспечу, мы же семья», теперь может помыкать тобой, вспоминая каждый вечер, «кто в доме кормилец», а если ты начнёшь возражать, то просто не будет давать тебе денег.

«Будет труп- приедем…»

Это, наконец, физическое насилие. С учетом работы нашей доблестной полиции в стиле «будет труп — приедем» и закона о декриминализации домашнего насилия, у мужчин здесь развязаны руки. Захотела уйти? После того, как дашь под дых, небось не захочет. Ушла? Выследить человека можно очень просто, «это жеж не сталкинг, це любовь». Хватать, тащить — это не насилие, как мы недавно узнали. Можно избить и сказать: «Ах, как жаль, что вы увидели наши эмоции!» Женщины запуганы. О физическом насилии говорить тяжело, страшно и стыдно. И часто оказывается совершенно бесполезно. Ну приедет полиция, ну выпишет мужику штраф, который он оплатит из семейного бюджета, — а потом ещё раз изобьёт тебя, потому что ты виновата, что пришлось потратить деньги. Все вернётся на круги своя.

Эти силы воздействия самые основные, но есть и немало других. Страх осуждения, страх, что муж может отсудить детей, подписанные документы и ещё много чего. Дикий, беспощадный страх, который подобен гидре со множеством голов. Страх — это сердце гидры. Вот почему женщины не уходят. Они боятся. Это единственная причина.

От себя редакция «9 марта» добавляет ссылку на карту помощи по России от сайта Насилию.net и контакты ИНГО, кризисного центра в Санкт- Петербурге