Совсем недавно, в марте, в возрасте 95 лет в своем доме на Манхеттене умерла Rosalind P. Walter, известная не только юридической деятельностью и поддержкой самых разных благотворительных проектов, но и причастностью к истории культового феминистского плаката. Но это не совсем «та самая Рози с плаката», потому что Рози с плаката была не одна.

Рози из песни

Розалинд П. Уолтер точно была первой! Правда, на плакате ее не изображали, зато о ней написали песню. Во время Второй мировой войны 18-летняя Рози Уолтер (тогда еще Палмер) пошла работать клепальщицей на авиастроительный завод. Она быстрее всех трудилась на линии, собиравшей самолеты-истребители, при этом требуя равной с мужчинами оплаты для своих коллег-женщин.

В 1942 году в одну из ночных смен на завод пришел журналист, и Рози Палмер попала в газету. Заметка вдохновила авторов Редда Эванса и Джона Джейкоба Леба на написание песни Rosie the Riveter — «Рози клепальщица». «У Рози есть парень, Чарли. Чарли морской пехотинец. Рози защищает Чарли, работая сверхурочно на клепальной машине. Она делает историю, работает на победу — Рози-клепальщица…»

Женщины-работницы в то время стали популярными героинями. Военное ведомство США развернуло целую агитационную кампанию, чтобы привлечь женщин на военные заводы. Целевой аудиторией статей и плакатов были домохозяйки. Американское правительство рассчитывало на то, что женщины, имеющие мужей, устроятся на временную работу, а когда их мужья придут с фронта, бывшие домохозяйки освободят рабочие места и снова вернутся на кухню.

Рози Уолтер происходила из состоятельной семьи: ее отец был профессором искусств, а мать возглавляла фармацевтическую компанию. Богатенькая наследница, которая пошла работать простой клепальщицей, чтобы помочь армии, — лучший пример для подражания трудно придумать. Песню записали многие популярные артисты и биг-бэнды, она стала хитом. В 1944-м про Рози-клепальщицу сняли голливудский фильм.

Рози-летчица

О том, что прообразом Рози из песни была Розалинд П. Уолтер, журналисты The New York Times узнали в 2013 году. До этого считалось, что песня написана о Роуз Уилл Монро, которая во время войны тоже работала на заводе.

Эта Рози строила бомбардировщики и снялась в агитационном фильме — она действительно на все сто соответствовала образу героини песни. Может быть, именно во время войны Рози Монро начала мечтать о полетах. Но мечту свою осуществила в пятьдесят лет, получив лицензию пилота. В 1978 году двигатель ее маленького самолета вышел из строя, и Рози попала в аварию — это привело к потере почки, перестал видеть один глаз. Роуз Уилл Монро умерла в 77 лет от почечной недостаточности.

Опять не та Рози

В том же 1942 году, когда была написана песня про Рози, тот же комитет, отвечающий за агитацию, заказал художнику Дж. Говарду Миллеру плакат, призванный поднять дух работников электротехнической компании Westinghouse. Так появился знаменитый постер We Can Do It! — «Мы можем сделать это!»

С ним тоже произошла путаница: долгое время все были уверены, что на плакате изображена Джеральдин Хофф (Дойл) из Мичигана. Художник якобы использовал для эскизов ее черно-белую фотографию. Сотрудник новостного агентства сфотографировал Джеральдин на рабочем месте, хотя на заводе она проработала всего две недели, — девушка была виолончелисткой и боялась повредить руки.

Но в 2015-м один университетский профессор разыскал оригинальную фотографию, которую использовал Миллер. Фото было подписано: «Naomi Parker». Ученый нашел и саму Наоми Паркер — ей тогда было 93 года, — а Наоми Паркер нашла в своих бумагах точно такую же карточку, на которой она была изображена у заводского станка. Историческая справедливость была восстановлена! К счастью, при жизни Наоми, которой не стало в 2018 году.

Кстати, во время Второй мировой войны плакат We Can Do It! не был популярен (ведь его сделали для одного-единственного завода, где он и висел). С образом Рози-клепальщицы его тоже не связывали. Символом феминизма картинка стала в 1980-х, когда ее заново открыли, связали с культовым образом Рози и стали печатать на постерах, в журналах и даже на почтовых марках. Сегодня это изображение является одним из десяти наиболее востребованных в американском Национальном управлении архивов.

Та самая «Рози»

И опять нам придется вернуться в военные годы — а именно в 1943-й. Девушки трудились на заводах, хит про Рози-клепальщицу набирал популярность, военное ведомство продолжало агитационную кампанию. Плакат с «той самой Рози из песни» просто не мог не появиться!

И он появился. Журнал The Saturday Evening Post напечатал на обложке работу популярного американского иллюстратора Нормана Роквелла. На картинке была изображена мускулистая женщина в рабочем комбинезоне, украшенном значками (среди них награды и значок донора), перекусывающая во время обеденного перерыва. Ногами она опирается на книгу Гитлера «Майн Кампф», а на ее ланч-боксе написано «Rosie». Но читатели и без этой подсказки сразу поняли — это та самая Рози из музыкального хита! Журнал быстро раскупили, картинка с обложки стала очень популярной. The Saturday Evening Post разрешил Министерству финансов использовать ее для агитационных материалов.

У этой картинки тоже была реальная модель — жительница Вермонта 19-летняя Мэри Дойл (в замужестве Киф). Норман Роквелл вообще не любил работать с живыми моделями и, как и Дж. Говард Мюллер, тоже рисовал свою героиню по фото. Мэри знала об этом и понимала, что рисунок будет отличаться от снимка. Она была телефонисткой, носила не комбинезон, а юбку и блузку, у нее не было клепального пистолета и защитной маски. Как выяснилось, сам художник тоже никогда в жизни не видел ни клепальщицы, ни клепальщика и наделал ошибок в изображении рабочего инвентаря. 

Со всем этим можно было смириться. Но Мэри считала, что художник ее изуродовал! У нее были рыжие волосы, и во время фотосъемки она тоже держала в руке бутерброд, на этом сходство с «Рози» заканчивалось. Вместо ее красивых тонких рук иллюстратор нарисовал большие, мускулистые. Широкие бедра, расслабленная поза… Это была не она! Мэри так расстроилась, что Роквеллу пришлось звонить ей и извиняться.

Если изображение с плаката We Can Do It! можно было свободно использовать и копировать, рисунок Роквелла был защищен авторскими правами, и после войны его почти никто не видел. В 2002 году оригинал продали на аукционе Sotheby’s почти за 5 миллионов долларов. На церемонию пригласили Мэри Дойл, которая когда-то получила за позирование фотографу всего 10 долларов. В 2009-м иллюстрацию выкупил Музей американского искусства в Арканзасе. Мэри Дойл ушла из жизни в 2015 году в возрасте 92 лет.

Все, все Рози

В том, что на звание прообраза обоих плакатов претендовали несколько женщин, не было ничего удивительного. Многие американки в то время выглядели, жили и работали так же, как клепальщица Рози. До Второй мировой нечасто можно было увидеть женщину в брюках. Работницы, помогавшие «ковать победу», носили штаны и комбинезоны, это стало обычным делом. На губах у Рози помада, на ногтях лак. Считалось, что в трудные времена косметика помогает женщинам сохранить психическое здоровье.

Американское правительство начало привлекать женщин к работе на предприятиях, когда мужчины ушли на фронт и возник дефицит рабочих рук. Многие мужья, руководители, сотрудники-мужчины отнеслись к этому начинанию очень негативно.

Но рабочие руки были нужны, и, как мы уже знаем, в 1942-1944 годах правительство развернуло активную агиткампанию. Отдел военной информации США выпустил для редакторов журналов специальное руководство с информацией, идеями и слоганами для публикаций. Статьи должны были представлять собой смесь гламура и патриотизма. Женщинам говорили, что на заводе они смогут хорошо заработать, а главное, помочь своим мужьям, может быть, даже спасти их жизни.

Все получилось, домохозяек удалось вытащить из дома. Во время Второй мировой войны около 6 миллионов американок впервые вышли на работу. Многие из них были замужними женщинами среднего класса, которые раньше ни о чем таком и не помышляли.

Сохранились воспоминания женщин того времени: «Когда я устроилась на работу, мама предупредила меня,  что я никогда не буду прежней, — рассказала Инес Зауэр, работавшая на заводе Boeing. — Она сказала: ты никогда не захочешь вернуться к тому, чтобы быть домохозяйкой. Она была права… В «Боинге» я нашла свободу и независимость, которых никогда не знала… Война полностью изменила мою жизнь. Думаю, в тридцать один год я наконец выросла».

Мама Инес оказалась права во всем. Бывшие домохозяйки не захотели снова посвящать себя исключительно семье. Планировалось, что когда мужчины вернутся на свои рабочие места, женщины вернутся домой. Но этого не произошло — число работающих женщин в США никогда больше не падало до довоенного уровня.

Write A Comment