У моей младшей дочери Лизы начался период туалетного юмора. До этого я, обложившись книгами Петрановской, возрастной психологией и прочими Винникотами, чувствовала себя продвинутым мудрым родителем, который вовремя видит и кризис трех лет, и сепарацию, и просьбу о поддержке. Но на то и дети, чтобы ставить родителя на место. У Лизы это получилось играючи.

«Попа!» — кричала она. «Писька и какашка!» — и хохотала до упаду. «Я пукаю!» — вопила дочь на весь детский сад и полулицы.

Шутки продолжались и усиливались. Лизу рьяно интересовал запретный низ туловища во всех его проявлениях. И что делать мне? Табуировать или рассказывать? И как правильно поведать четырёхлетней девочке о телесных выделениях и о том, зачем нужны «попа» и «пися»? Рассказывать ли про секс, или, может, ребенок вообще про другое сейчас? Меня никто этому не учил. И мои родители на эту тему не разговаривали, а просто запрещали говорить определенные слова и размахивать попой у них на виду.

Я рванулась к Петрановской, но там ничего не было. Не было и в возрастной психологии. Пошла в детский отдел библиотеки в поисках «Анатомии человека» для детей — но и там как отрезана эта часть жизни. Половые органы в детских анатомиях вообще отсутствовали как класс. Дети в разрезе были бесполыми ангелочками. Никто не пукал, не какал и не писал. А Интернет запрос «попа для детей» автоматически переделывал в «папу для детей» и выдавал на гора счастливые фото родителя мужского пола.

Еще я нашла фото из шведской передачи, где главными действующими лицами были попа, какашка и струя мочи. «Хотите ли вы видеть такие передачи на российском телевидении? Упадем ли мы до той стадии разложения?» — гневно спрашивал выложивший фотографию. «Нет, никогда», – отвечали ему комментаторы.

А я застонала, с тоской глядя на шведскую фотографию. Как мне нужна была сейчас именно такая программа! Где спокойно и в игровой форме ребенку рассказывалось бы о его собственном теле. Да и родителям объяснить, что происходит и как с этим жить, тоже не помешало бы.

Но увы, русскоязычный Интернет предлагал немного информации. Однако мои нестандартные запросы все же увенчались успехом. Оказывается, я не одинока в поисках, и подобную тему под названием «Какашечные разговоры» уже публиковала газета New York Times. Предлагаю вам ее перевод.

Чем привлекательна хорошая шутка про какашки

Основная причина, по которой дети считают неуместные шутки особенно смешными, очень проста: они бесят родителей.

«Сперва дети узнают, что слова имеют значение, а потом они узнают, что некоторые слова обладают особой силой», – говорит Лоренс Коэн, кандидат наук и автор книги «Игры, которые воспитывают». Функции тела, объясняет Коэн, вызывают у детей особый интерес, который распространяется и на слова, относящиеся к ним. Поход в туалет сопровождается необычным сенсорным эффектом вкупе с приватностью и секретностью, которую дети осознают через родительскую реакцию на разговоры об этом.

«Дети всегда экспериментируют со своей властью, и умение заставить взрослого смеяться или чувствовать себя неловко очень много значит для ребенка», – комментирует Коэн.

Но это еще не все: туалетный юмор также может быть мощным инструментом. Люди часто используют юмор как средство борьбы с тревогой. Младенцы, которых страшит сепарация с родителями, смеются над игрой в «ку-ку». Дети постарше могут шутить о более сложных вещах, которые вызывают у них дискомфорт, например, о сексе или смерти. Но для детей от трех и до, скажем, шести лет туалетные происшествия всегда находятся в списке самых волнующих их событий.

Всех нас должен успокаивать тот факт, что туалетный юмор является здоровой частью развития наших детей – и естественной частью развития их чувства юмора. И еще одна хорошая новость: этот этап не будет длиться вечно.

«Мне кажется, что взрослые принимают как должное свое умение вовремя оказаться в туалете, тогда как дети этого лишены», – говорит Лора Маркхэм, автор книги «Воспитание без нытья, наказаний и криков, или Как сделать ваших детей послушными». Даже если они уже приучены к горшку, они все равно еще могут описаться и боятся этого.

Юмор позволяет детям взять свой страх под контроль

«Если вы можете пошутить в волнительной для вас ситуации, это значительно помогает разрядить обстановку, – говорит Дорис Берген, кандидат наук и профессор образовательной психологии в Университете Майами, посвятившая большую часть своей карьеры изучению детских игр и развитию чувства юмора. – А также это социально приемлемо».

Это универсальный метод компенсации: комики шутят о том, что их беспокоит. Они опережают дискомфорт и стеснение, захватывая контроль над ними до того, как они смогут сделать то же самое.

Дети поступают так же, хотя и не осознают этого.

Разные стадии юмора

Чтобы понять, почему ваш ребенок так одержим туалетным юмором, возможно, стоит сперва разобраться в его отношениях с юмором как таковым.

В своей книге 1905 года «Остроумие и его отношение к бессознательному» Зигмунд Фрейд описал три стадии юмора, которые подтвердило и привязало к конкретным возрастным категориям исследование доктора Берген. Первая стадия, «игра», приходится на возраст от двух до трех лет, затем идет стадия «кривляния» — с четырех до шести, а потом уже начинается стадия «шуток», которая длится с шести–семи лет и до самой старости.

Зигмунд Фрейд пытается шутить…

«Кривляние» включает в себя шуточные преувеличения и абсурд, к чему, в принципе, и можно отнести туалетный юмор. Доктор Берген обращает внимание на то, что четыре года – это возраст, когда дети начинают использовать юмор, чтобы «например, иметь возможность говорить шокирующие или “неподобающие” вещи, которые вызывают смех».

Умение распознавать и понимать остроты в шутках совершенствуется в процессе развития ребенка. Однако, отмечает доктор Берген, «”хорошее” чувство юмора может использоваться для выражения самых разных переживаний, включая сильные негативные эмоции, которые ребенок не может выразить напрямую».

…А девочка кривляется

Поэтому доктор Коэн рекомендует читать между строк и разбираться, какие нужды и заботы пытается транслировать ваш ребенок под прикрытием шуток. Ему необходимо почувствовать свою власть? Или ему просто хочется посмеяться? Ниже приводится игра, которая призвана решить обе эти проблемы.

Вот ее суть: вы разрешаете ребенку говорить слово «какашка» столько, сколько он хочет, но запрещаете ему говорить слово «трясина». Конечно же, рано или поздно ребенок не удержится от искушения сказать это слово, и тогда вы можете шутливо ответить: «О нет! Как ты мог сказать это ужасное слово?». Когда ребенку надоест говорить запретное слово, вы можете открыть ему секрет: «Вообще-то “трясина” это не плохое слово. По-настоящему плохое слово – это (вставьте сюда любое безобидное слово, которое звучит странно)».

Таким образом ребенок получит ощущение власти, благодаря возможности делать что-то запретное и получать от вас бурную реакцию, а также посмеется над тем, как вы притворно ругаетесь на него, утверждает доктор Коэн.

Как реагировать на туалетные разговоры

Чтобы уменьшить количество туалетных разговоров, вам потребуется терпение и настойчивость, пишет доктор Маркхэм. Родителям следует понимать, что такое поведение соответствует возрасту ребенка, и не нервничать, но при этом научить его правилам поведения в обществе.

«Вы должны научить малыша не пить из собачьей миски, и вы должны научить шестилетку не издавать неприличные звуки за обеденным столом», – говорит она. В особенности нужно обратить внимание на то, что туалетный юмор нельзя использовать, чтобы шутить над другими людьми.

Если шутка смешная – смейтесь

Доктор предлагает расслабленный подход к делу. Например, вы можете сказать: «Я знаю, что это кажется тебе смешным, но мы не говорим о туалете за столом».

Майя Коулман, клинический психолог, работающая с детьми детсадовского возраста, предлагает другой метод, который эффективен с ее собственной дочерью и маленькими пациентами. Она называет его «Время Какашечных Разговоров».

«Если ваш ребенок делает что-то, что вас раздражает, – говорит доктор Маркхэм, – не переживайте. Подождите годик, и он будет делать что-то совершенно другое, что будет вас раздражать».

Вот как это работает: на пять минут в день можно делать все, что угодно. Дети могут говорить все, что им хочется, неважно, насколько это мерзко или пошло, а родители должны поддерживать их смехом и включаться в игру. Если шутка была смешная – смейтесь! Если ребенок обозвал вас «какашечным лицом», вы можете изобразить шок и сказать: «Что? А я думала, я нежный цветок». Эффект от такой игры заключается в том, чтобы уменьшить эмоциональную нагрузку на «плохие» слова.

«Ваш ребенок может скрывать некомфортные для него переживания, – говорит доктор Коулман. – И когда вы даете детям возможность посмеяться, вы помогаете им снять напряжение, и им будет меньше хотеться использовать эти слова в другое время».

И главное: когда туалетный юмор всплывает в социально неуместных ситуациях, у родителей появляется место, куда они могут его перенаправить. «Я говорю своей дочери: “Упс, давай оставим это для нашего Времени Какашечных Разговоров”, – пишет доктор Коулман. – Мы отмечаем неуместные слова и убираем их на нужную полку. Так дочери проще сдерживать себя».

В заключение хочется сказать, что всех нас должен успокаивать тот факт, что туалетный юмор является здоровой частью развития наших детей – и естественной частью развития их чувства юмора. И еще одна хорошая новость: этот этап не будет длиться вечно.

«Если ваш ребенок делает что-то, что вас раздражает, – говорит доктор Маркхэм. – Не переживайте. Подождите годик, и он будет делать что-то совершенно другое, что будет вас раздражать».

Классный японский мультик про какашку для детей. Дочери очень понравился

Также вас может успокоить мысль о том, что даже самые отвратительные туалетные шутки вашего ребенка являются путем к большому и важному знанию: если вы хотите понять, что беспокоит ребенка или что у него на уме, обратите внимание на то, что его смешит.

2 комментария

  1. А кто вам сказал, что кал с мочой в шведской программе просвещает детей в их анатомии и физиологии в доступном то варианте? Это просто ведущие детской передачи уровня мапет шоу, даже не то абвгдейки

Write A Comment