Часть вторая: здесь «зачет» — фильмы, прошедшие текст Бекдел (что это??), а теперь — «незачет». Советскую классику через тест пропускали авторы сайта «А бабы здесь тихие», спасибо им за интересный материал!

«Алые паруса», 1961

Отец-одиночка поит дочку молоком из бутылочки, стирает белье и прививает ребенку любовь к творчеству. Они вместе строят кораблики, и креативной Ассоли «все хочется придумать особенное».

Но в один ужасный день Ассоль случайно набредает на матерый патриархат в лице старого хрыча-волшебника Эгля. И все прогрессивное воспитание накрывается гендерным тазом: Эгль закладывает в башку бедной девочке мечту об алых парусах, на которых приплывет богатый муж и увезет ее в благоденствие. Самореализация в мечте не фигурирует.

Если бы капитан Грей не воспользовался юношескими фантазиями семнадцатилетней девушки и не злоупотребил служебным положением, обвесив мачты красным шелком, может, и придумала бы Ассоль что-нибудь особенное.

«Звезда пленительного счастья», 1975

На 49-ой минуте первой серии француженка, влюбленная в декабриста Анненкова, кратко обсуждает побег возлюбленного с его матерью (через мужчину-переводчика). На 52-й минуте мать Анненкова предлагает француженке кров и содержание: «Будешь жить здесь, за генерала выйдешь, забудешь моего дурака». Они говорят только о мужчинах, а значит, тест не пройден!

В конце второй серии Волконская добирается до Нерчинска и, войдя в избу, произносит одну фразу, обращаясь к Трубецкой: «Вот мы и в земле обетованной». Эту реплику можно было бы признать разговором не о мужчинах, но «земля обетованная», разумеется, ни что иное как «место подле мужей».

Женщины героически едут за мужьями на каторгу исключительно из чувства супружеского долга. Ни одна из героинь не говорит ни слова о самом восстании и его целях, вообще не заикается о политике. В общем, мораль басни ясна: дело мужчин – любить Отечество, иметь убеждения и отстаивать их любой ценой, а дело женщин – любить мужчин и переться за ними на край света.

«Мимино», 1977

Очень, очень хотелось бы, чтобы шедевр Данелии о грузино-армянской дружбе прошел тест Бекдел. Ну же, давай, генацвале! Но имеющиеся в наличии персонажи женского пола перебрасываются лишь незначительными репликами.

На 55-й минуте появляется Светлана Георгиевна, застенчивая адвокатка, назначенная защищать подсудимого Мизандари. Страшно нервничая, она произносит длинную речь о причинах личной неприязни подсудимого к потерпевшему. То есть снова все разговоры напрямую касаются мужчин. Незачет.

Стоит отметить, что Светлана Георгиевна и безымянная председательница судейской коллегии – наиболее прогрессивные женские образы в фильме. У Светланы Георгиевны есть муж, покачивающий коляску с ребенком, и отец, явно гордый за дочь. В общем, форменная Скандинавия.

«Тот самый Мюнхгаузен», 1979

Говорящих/поющих женщин в самом романтичном шедевре застойного кинематографа пять. Но говорят и поют они не друг с другом. Лишь на 38-й минуте второй серии Рамкопф-Абдулов затаскивает Марту в карету Якобины, и там между женами барона Мюнхгаузена происходит короткий разговор — конечно, о нем, любимом.

«Тот самый Мюнхгаузен» — один из лучших советских фильмов о бунте Хорошего Человека против мещанства и приспособленчества. В 60-е годы герои такого кино бежали в тайгу и науку, чтобы совершать великие открытия. Ну а Янковский-Мюнхгаузен уносится в аллегорию и сказку.

Пока мужские образы эволюционировали, женские деградировали. Женщины 60-х — активные, беспокойные, ищущие. К началу 80-х советские киногероини выродились в Марту. Марта — «обыкновенная женщина», желающая не полетов на Луну, а законного брака и семейного очага. Она любит и ценит Мюнхгаузена таким, какой он есть. Как сказал поэт, ах, какая женщина, мне б такую.

Если Марта в исполнении Елены Кореневой — сияющий идеал для позднесоветского романтика, то Якобина (Инна Чурикова), видимо, демонстрирует, какой женщина быть не должна. Героиня Чуриковой коварна и двулична, нескромна и неженственна, своенравна, остра на язык, занимается фехтованием, имеет любовников. Сильно смахивает на «феминистку-пугало», фу, фу такой быть.

«Покровские ворота», 1982

Женщин в фильме немало, по числу имеющих имена и говорящих персонажей женского пола фильм обставит чуть ли не все советское кино. Но и Маргарита Павловна, и Алиса Витальевна, и Нина Андреевна, и Света, и Рита, и все остальные говорят исключительно о своих мужчинах: что натворили, как с ними жить и что делать.

Главная мечта женщин в «Покровских воротах» — взвалить на себя ответственность за мужчину. Главная мечта мужчин — найти женщину, которая будет молода, стройна, прекрасна, станет опекать мужчину и не будет придираться к нему по мелочам.

И Хоботова, и Костика награждают именно такой подругой жизни. Только Велюров, который волочится за пловчихой Светой, остается без Женщины Своей Мечты — он персонаж комический, ему не положено. Зато ему положено влюбляться в молодых, тогда как Алисе Витальевне, для сравнения, позволено лишь сидеть в комнате и вздыхать об утраченной молодости.

Write A Comment