Первый государственный приют для женщин, пострадавших от домашнего насилия, в Финляндии появился 3 года назад. А старейшему частному убежищу исполнилось 15 лет. Давайте посмотрим, как северные соседи поддерживают тех, кто нуждается в защите. Тем более что финские кризисные центры активно помогают и нашим соотечественницам.

Если российский парламент примет закон о домашнем насилии, по всей стране придется создавать временные убежища для женщин и детей — ведь тем, кто ушел от абьюзеров, нужно где-то жить, желательно в месте надежном и безопасном. «А на строительство приютов в бюджете денег нет!» — говорят противники закона. Не те, кто напрямую оправдывает домашнее насилие, а те, кто хотя бы пытается примерить международный опыт на отечественную действительность.

Что сказать, они правы. И приюты (центры временного проживания для пострадавших от сексуального и домашнего насилия) нужны, и открывать их рано или поздно придется. Это делает каждая страна, подписавшая Стамбульскую конвенцию о мерах, предотвращающих домашнее насилие. Россия конвенцию подписывать никак не хочет. Финляндия подписала сравнительно недавно — там документ вступил в силу в 2015 году.

Когда пятнадцать лет назад группа финских женщин обратилась к властям с идеей создания кризисного центра для иностранок, чиновники не стали их слушать.

После его принятия первый и пока единственный финансируемый из государственного бюджета кризисный центр для женщин Seri финны организовали на базе гинекологической больницы в Хельсинки. Его идея заключается в комплексном, централизованном подходе. Немедленная медицинская помощь, консультации психолога и социального работника, судебно-медицинская экспертиза, инициирование судебного разбирательства, если это необходимо — временное жилье.

Фото Tuuli Kankaanpää

Центр существует меньше трех лет. Сейчас организаторы собирают отзывы от тех, кто воспользовался помощью. А когда окончательно убедятся, что все идет хорошо, масштабируют опыт на всю страну. Такие же центры на базе клиник появятся и в других городах.

Seri — первый в Финляндии государственный приют, но не единственный шелтер для женщин. Есть и другие, существующие благодаря пожертвованиям и поддержке региональных и ведомственных бюджетов.

«От домашнего насилия нет гарантий: не спасут ни два высших образования, ни социальный и экономический статус, ни происхождение».

Один из них, Mona Shelter, существует с 2004 года и принадлежит ассоциации Monika-Naiset. Центр специализируется на помощи женщинам-мигранткам, пережившим домашнее насилие. Mona Shelter — единственное в Финляндии засекреченное временное убежище. Адрес его неизвестен, подать заявку на проживание можно из любой точки страны.

Когда пятнадцать лет назад группа финских женщин обратилась к властям с идеей создания кризисного центра для иностранок, чиновники не стали их слушать. Они просто не верили, что в Финляндии есть какие-то женщины, которые, возможно, находятся в стране незаконно и являются жертвами траффикинга или домашнего насилия. Примерно так же, как российские деятели, вопрошающие сегодня: «покажите нам эти тысячи пострадавших женщин!»

«Нам заявляют, что мужчины тоже сталкиваются с насилием, как будто это каким-то образом должно нивелировать то, что происходит с женщинами».

Чиновники заметили проблему, когда ее уже нельзя было игнорировать. Ситуация действительно ощутимо изменилась. После распада Советского Союза в Финляндию приехало множество женщин с постсоветского пространства. Абсолютное большинство обращавшихся тогда за помощью были русскоязычными.

Сейчас поддержку центра получают женщины из 70 стран. Мигрантки, которые зачастую не владеют языком, оказываются в изоляции в чужой стране, имеют нелегальный статус, плохо знакомы с законодательством и просто не знают, что можно обратиться за помощью, действительно являются группой риска. Но и финским женщинам приходится не слаще.

«Женщины здесь постоянно сталкиваются с агрессией, — говорит руководитель кризисного центра Monika Натали Герберт. — От домашнего насилия нет гарантий. Не спасут ни два высших образования, ни социальный и экономический статус, ни происхождение… Зачастую происходит подмена понятий. Нам заявляют, что мужчины тоже сталкиваются с насилием, будто это должно нивелировать происходящее с женщинами».

Фото www.monikanaiset.fi

Всю работу ассоциация ведет на нескольких языках, в том числе и на русском. А Майя Яппинен, член правления ассоциации Monika-Naiset, неоднократно бывала в России и даже принимала участие в работе кризисных центров в Ижевске, Саратове и Сортавале.

«Мужчина пьет, избивает и выгоняет жену и детей из общего дома. Это была самая распространенная история, с которой я столкнулась при изучении российских кризисных центров, — делится впечатлениями Майя. — Я заметила, что решение проблемы насилия часто является обязанностью женщин, которые испытали его. Ожидается, что женщина сама попытается предотвратить насилие, создавая позитивную семейную атмосферу, предвкушая взрывы и вовремя убегая. Мало кто верил в способность мужчин справляться с насилием».

Это правда, почти никто в России не верит, что мужчины способны сдерживать агрессию. Прежде всего не хотят в это верить сами российские мужчины. Потому что им это выгодно. А нам с вами «выгодно» изучать мировой опыт и внедрять его — постепенно, шаг за шагом, преодолевая сопротивление. Потому что, как говорят в Финляндии, «tippa kovertaa kiven» — вода камень точит. Типпа ковертаа кивен, типпа ковертаа кивен.

Write A Comment